Российская идея: к поиску и обоснованию

Подолец Владимир Викентьевич

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Идея Ответственной свободы... Кто против? От прошлого к настоящему. Динамика моих взглядов.
Предложения со стороны.

Подолец В.В. Самоуправление в обществе: сущность. Давно, но в самую точку. Ч.3.

E-mail Печать PDF

\45\

§ 2. Самоуправление и управление как диалектически противоречивые формы регулирования деятельности

 

К. Маркс утверждал, что настанет время, когда естественные и гуманитарные области научного знания сольются в единое русло науки о человеке. «Сегодня, - считает академик Н.Н.Моисеев, - мы стоим на пороге такого слияния»[1]. Одним из мостов, который поможет соединить воедино эти две ветви человеческого знания, он называет информатику. К этому правомерно добавить, что информатика как особая область знания о мире возникла и развивалась вместе с исследованием таких общих для природы и общества процессов, одновременно привлекающих внимание естественных, общественных и философских наук, как самоорганизация, саморегулирование, самоуправление и управление.

Не ставя перед собой задачи специального рассмотрения соотношения этих процессов с информацией, отметим, что, проявив внимание к информатике как связующему звену между естественными и гуманитарными науками, последовательный исследователь неминуемо приходит к выводу, что процессы информации в живой природе и обществе не проявляют себя вне процессов самоорганизации, саморегулирования, самоуправления и управления. Еще раз укажем на то, что упомянутая выше статья Н.Н.Моисеева, посвященная значению информатики в жизни человечества, как и многие другие его работы, представляет собой своеобразный призыв к людям рассматривать земную цивилизацию как самоорганизующуюся систему. «Человек,- говорится в этой статье,- частица биосферы, и как бы он ни приспосабливал её для собственных нужд, он должен и свое бытие приспосабливать к ее законам... Иначе - об этом ещё \46\ в начале века говорил великий мыслитель и естествоиспытатель В.Вернадский, - человечеству просто не выжить...[2]

Развитие информатики действительно заставляет по-новому взглянуть на казавшиеся ранее достаточно понятными взаимосвязи и отношения окружающего мира. Одна из них - историческая и логическая связь процессов самоорганизации, деятельности, саморегулирования, самоуправления и управления.

Сложилось так, что понятия: «организация», «регулирование» и «управление», так же как «самоорганизация», «саморегулирование» и «самоуправление» стали употребляться в современной популярной и специальной литературе без глубокого осмысления их единства и специфики. Это свидетельствует о том, что и в обозначаемых ими процессах материального мира исследователи не винят сходства и различия.

Вот только несколько примеров, показывающих, как произвольно отождествляются совсем не одинаковые природные и социальные процессы.

«Самоуправляемыми, саморегулирующимися системами являются те системы, которым присущи процессы управления»[3], - считает, например, В.Г.Афанасьев. В его рассуждениях прослеживается стремление понять саморегулирование как процесс тождественный самоуправлению. При этом в качестве сущностного признака, как саморегулирования, так и самоуправления названо управление. Между тем, эти понятия отражают процессы совсем не тождественные, более того - производные друг от друга, генетически взаимосвязанные, находящиеся в строгой субординации.

\47\Самоорганизация - это процесс, свойственный всем прогрессирующим материальным системам, независимо от того на какой ступени развития они находятся. Она включает в себя спонтанное возникновение системы и ее элементов; воздействие элементов друг на друга, обеспечивающее функционирование системы; взаимодействие системы с окружающей средой; дифференциацию, усложнение и дальнейшее совершенствование структуры, элементов, функций и организации системы. Перечисленные процессы являются обязательными атрибутами всех форм самоорганизации, всех исторически взаимосвязанных форм прогрессивного развития.

Что касается саморегулирования, то оно возникает на определенном этапе развития самоорганизации и является тем существенным свойством, которое отличает активную форму самоорганизации от её пассивной формы. Оно представляет собой атрибут, функцию живых организмов, не проявляющую себя в неживой природе.

Саморегуляция - это свойство биологических систем автоматически устанавливать и поддерживать на определённом, относительно постоянном уровне те или иные физиологические или другие биологические показатели. При саморегуляции управляющие факторы не воздействуют на регулируемую систему извне, а возникают в ней самой. Процесс саморегулирования может носить цикличный характер. Отклонение какого-либо жизненного фактора от константного уровня служит толчком к мобилизации аппаратов, восстанавливающих этот уровень[4]. Процессы саморегулирования (саморегуляции), возникшие в живой природе и свойственные растениям и простейшим животным, на протяжении длительного периода развития материи осуществлялись вне участия процессов самоуправления и управления. Их \48\ отличие от последних состояло, прежде всего, в том, что они не обеспечивали «вариативного» поведения материальных систем, а лишь давали им возможность в определённых границах изменять свои параметры и приспосабливаться к среде обитания.

Сходство и различие регулирования и управления аргументировано отстаивает А.С.Щербаков. Он видит их общность в том, что они отображают одну и ту же функцию в системе, а именно стабилизируют систему, обеспечивают ей динамическое равновесие в соответствии с присущими ей законами. Суть различия между ними он усматривает в том, «что управлению придаётся смысл частной, но более высокой формы регулирования. Полагается, что система управления обладает более сложной формой зависимости между элементами, наличием самостоятельного «блока» управления, в то время как для регулирования характерны менее дифференцированные отношения элементов и более простые механизмы самоорганизации»[5].

Эта точка зрения заслуживает, по нашему мнению, внимания и поддержки. Небольшое, но принципиальное уточнение касается лишь специфики той связи, которая существует между саморегулированием и самоорганизацией и признается автором. А связь эта состоит в том, что саморегулирование производно от самоорганизации, возникает на определённом этапе её эволюции и, раз возникнув, начинает оказывать на неё активное обратное воздействие. Саморегулирование не «зряшно» отрицает самоорганизацию, а дополняет её, знаменуя своим появлением качественный скачок в её развитии, диалектическое отрицание низшей её ступени более высокой и прогрессивной ступенью - активной (регулируемой) самоорганизацией. То же самое можно сказать о процессах самоуправления и управления в \49\ их взаимоотношении с саморегулированием. Последнее является своеобразным связующим звеном между самоуправлением и управлением в их диалектическом взаимодействии с самоорганизацией.

Появление процессов саморегулирования в природе резко ускоряет процесс развития живых организмов, закладывает основы формирования биогеоценозов, антропогеоценозов, экосистем и, наконец, ноосферы. Оно способствует возникновению человека и человеческого общества и, соответственно, социальной формы самоорганизации – человеческой деятельности.

Саморегулирование в живой природе всесторонне изучают естественные науки. При этом отсутствие философского осмысления различия между самоорганизацией, саморегулированием, управлением и самоуправлением приводит к неправомерным, с нашей точки зрения, суждениям и, в частности, к тому, что некоторые исследователи обнаруживают процессы управления даже на молекулярном уровне организации живого.

Так, например, Б.И.Курганов, выделяя «фермент – мультиферментный комплекс – субклеточные структуры клетка – ткань – орган — функциональные системы»[6] в качестве уровней организации живых организмов, каждому из них приписывает процессы «управления» и «контроля». Антропоморфные понятия неправомерно, без их критического осмысления он использует для обозначения происходящих на этих уровнях процессов активной (регулируемой) самоорганизации.

«Биологическая эволюция, - пишет Б.И.Курганов, - направлена на создание и усовершенствование управляемых систем. Поэтому при анализе функций биологических систем особое внимание должно уделяться механизмам контроля и управления». «... Иерархия уровней \50\ управления процессами, протекающими в живых системах, отражает иерархию уровней организации материи в этих системах»[7]. С автором можно было бы согласиться, если бы процессы управления он описал на более высоких – организменных и надорганизменных – уровнях развития биологических объектов. Но трудно не возразить тому, что процессы управления имеют место на уровнях ферментов, клеток, тканей, органов и отдельных функциональных систем живых организмов, тем более, что аргументов в пользу этого не приводится. Речь, по нашему мнению, может идти здесь самое большее о процессах саморегулирования, которые, как уже указывалось, в состоянии выполнять более скромную задачу, а именно, поддерживать те или другие параметры отдельных органов и всего живого организма на относительно постоянном уровне.

Возникновение процессов самоуправления и управления происходит на более высоком уровне развития живых организмов. Морфологическим и физиологическим показателями этого уровня является возникновение у отдельных живых организмов центральной нервной системы и психики. Они формируются по мере функциональной дифференции элементов развивающихся материальных систем, когда между этими элементами устанавливаются такие отношения, при которых роль регулятора некоторых важнейших сторон поведения системы начинают выполнять специальные органы, при сохранении за другими элементами системы некоторой автономии и самостоятельности. В растениях, например, процессы самоорганизации происходят без участия самоуправления и управления, так как в них, по крайней мере, до настоящего времени «не удается выделить \51\ управляющие и управляемые органы»[8]. Функциональным критерием этого уровня развития живых организмов является появление «опережающего отражения» и «вариативного», то есть неоднозначного поведения в ответ на внешние воздействия, которое обеспечивается у животных безусловно-рефлекторной, а затем условно-рефлекторной деятельностью нервной системы. В человеческом обществе оно связано с творчески-преобразующей деятельностью сознания.

Многие исследователи вынуждены отождествлять процессы управления и самоуправления на биологическом уровне материи потому, что обнаружить различие между ними весьма сложно. Так например, В.Г.Афанасьев и А.Д.Урсул пишут: «Появление жизни связано вообще с возникновением управления (а точнее – самоуправле-ния)»[9]. Предпринятое в скобках замечание во многих отношениях примечательно. Во-первых, оно косвенно свидетельствует именно о том, что появление жизни не связано с возникновением управления и самоуправления. Оно связано с возникновением саморегулирования. Самоуправление и управление возникают позже, в процессе дальнейшего развития биологических материальных систем. Во-вторых, оно свидетельствует о присущей нашему естественнонаучному и философскому знанию потребности увидеть, с одной стороны, тождество процессов самоуправления и управления, а с другой их различие. И, в-третьих, оно нацеливает исследователей на изучение всех ступеней развертывания противоречия между ними.

Однако факт, что на биологическом уровне развития материи процессы самоуправления и управления все-таки обнаружены, а в \52\ обществе их наличие не вызывает сомнения, ещё раз свидетельствует о существовании исторической связи между процессами самоорганизации в живой природе и деятельностью человека в обществе. Самоуправление и управление в первом случае осуществляется с помощью нервной системы животных, во втором - при активном воздействии сознания. Вывод о том, что социальная деятельность есть высшая творчески-преобразующая форма самоорганизации, находит, таким образом, новое подтверждение в наличии как у самоорганизации, так и у деятельности важных общих атрибутов – регулирования, самоуправления и управления.

Что же такое самоуправление и управление? Прежде всего, это – способы активного регулирующего воздействия различных элементов сложной органической системы на её поведение как целостности, на процессы самоорганизации, происходящие в ней. Суть этого воздействия специалисты определяют как «программирование» и «прогнозирование» самоорганизации, как важнейшее условие самоорганизации[10], а значит и прогресса всей системы.[11] В этом проявляется сходство процессов самоуправления и управления, их диалектическое тождество, совпадение.

Различие состоит в том, что самоуправление есть функция целостной системы по отношению к самой себе, по регулированию происходящих в ней самой процессов самоорганизации. Оно есть выражение относительной самостоятельности, структурной, организационной и функциональной обособленности отдельных систем по отношению к целостности более высокого порядка, проявление определенной меры их «свободы» по отношению к ней. В свою очередь, \53\ управление есть процесс регулирующего воздействия сформировавшихся в самоуправляемой системе органов управления (управляющих систем) на остальные её элементы (управляемые системы) в целях обеспечения целесообразного поведения всей системы. В нем проявляется объективная необходимость ограничения «свободы» элементов целостной системы, согласования происходящих в ней процессов друг с другом в интересах сохранения, совершенствования организации, функционирования и развития всей целостности. Ф.Энгельс проводит эту мысль в рассуждениях о развитии позвоночных животных. «Их существенный признак, - отмечает он, - группировка всего тела вокруг нервной системы. Этим дана возможность для развития до самосознания и т.д. У всех прочих животных нервная система нечто побочное, здесь она основа всей организации; нервная система, развившись до известной степени ..., завладевает всем телом и организует его сообразно своим потребностям[12]».

В процессах самоуправления и управления складывается особая форма отношений между материальными объектами и их элементами  - управленческие отношения. Анализ управленческих отношений[13] позволяет утверждать, что все объекты живой природа и общества можно рассматривать одновременно как самоуправляемые и управляемые. Самоуправляемы они постольку, поскольку собственные центры приёма и переработки информации (нервная система, органы управления) во взаимодействии с другими органами этих объектов обеспечивают их целесообразное поведение, сохранение и развитие. Управляемы они потому, что подвержены воздействию \54\ таких внешних сигналов, которые побуждают их действовать в интересах более широкой самоуправляемой целостности.

Различие между самоуправлением и управлением обнаруживает себя уже в живой природе. Развёртывание и разрешение диалектического противоречия между ними в каждом конкретном случае оказывает активное регулирующее воздействие на поведение животных. Но наиболее явно противоречие между самоуправлением и управлением проявляет себя в обществе. Всякий акт управления направлен здесь на самоуправляемый объект. Каждый самоуправляемый объект испытывает на себе управляющее воздействие. Самоуправление и управление в обществе представляют собой особые формы сознательного регулирования деятельности людей как высшей социальной формы самоорганизации. Они являются такими важнейшими её атрибутами, генезис, сущность и содержание которых могут быть поняты только на основе последовательного проведения широко применяемого в последнее время деятельностного подхода к познанию социальных процессов[14].

Современные исследователи деятельности указывают, что рассматривать её можно в двух взаимосвязанных аспектах. С одной стороны речь может идти о понимании её места в развивающемся материальном мире, изучении её генезиса, настоящего и будущего; с другой - об исследовании её как конкретной формы существования материальных объектов, находящихся на определённом уровне развития. Если это так, то в первом случае деятельность выступает как закономерный результат развития самоорганизации, во втором - как атрибут особым образом организованных материальных систем. Оба эти аспекта \55\ рассмотрения должны быть органично взаимосвязаны. Только в диалектическом единстве они позволяют уяснить единство и специфику самоорганизации и деятельности как взаимозависимых и генетически взаимосвязанных способов существования материальных систем.

В современном философском знании постепенно набирает силу исторический подход к исследованию деятельности. Изучение её истории обычно начинается с момента, как деятельность как специфическая форма поведения высокоорганизованных материальных объектов появилась в природе. Исследователи показывают, что прогрессируя, она прошла длинный путь – от простейших форм, характерных для биологических объектов, до сложнейших своих проявлений на социальном уровне организации материи[15].

Возникновение и изменение деятельности животных непосредственно связаны с развитием форм отражения в природе. Формы отражения, прогрессируя на основе деятельности, в свою очередь способствовали ее становлению и усложнению. Так, с появлением первой сигнальной системы животные в ответ на воздействие раздражителей начали осуществлять поисково-ориентировочную деятельность. Регуляторами такой деятельности стали сформировавшиеся в процессе длительного развития биологического вида и наследуемые животными инстинкты, а также условно-рефлекторные связи, сложившиеся в процессе индивидуального развития живых организмов. По мере появления биологических и социальных условий на основе животных форм отражения и деятельности развились сознание и преобразующая деятельность человека[16].

\56\ Социальная деятельность несравненно сложнее деятельности животных. Её специфика состоит прежде всего в том, что она связана с практикой, с предметно-материальной деятельностью человека, с производством орудий труда и их применением.

Труд создал самого человека. Анализируя происхождение и сущность сознания, Ф.Энгельс сделал акцент именно на этом. Однако, в последних исследованиях советских биологов и философов, справедливо обращается внимание на то, что переход дальних предков человека к прямохождению, применению простейших оруний, к труду «мог быть вызван влиянием новой формы отражения, которая потребовала нового выражения функций передних конечностей», новой формы поведения и деятельности[17]. Новый тип деятельности, отмечает Н.П.Дубинин, в свою очередь, обогатил количество сигналов, получаемых первой сигнальной системой первобытного человека. Необходимость их обобщения потребовала развития аппарата анализа и синтеза - человеческого мозга. Иначе говоря, диалектическое противоречие между материальной деятельностью наших предков и присущими им формами отражения лежало в основе развития человека как биологического вида и социального существа.

 

В многообразных своих проявлениях активно исследуется философами и собственно социальная деятельность. Однако очень часто она рассматривается как уже данная, исторически сформировавшаяся. Об этом свидетельствуют результаты широкого обсуждения проблемы деятельности, организованного журналом «Вопросы философии»[18]. В ходе этого обсуждения вопрос об историческом предшественнике деятельности на ставился. Не исследовался и вопрос о развитии \57\самой человеческой деятельности, ее исторических типах, уровнях и т.д. Между тем их постановка не противоречит диалектико-материалистической методологии и вполне может рассматриваться как назревшая.

Интересны в этом плане рассуждения С.Л.Рубинштейна – видного советского философа и психолога. «Разным уровням бытия (особенно человеческого бытия) соответствуют категории разных уровней: пространство выступает как пространство физико-химических процессов, пространство организмов (В.И.Вернадский) и «пространство» человеческой жизни. Точно так же время существует как время природы, физики, движения материи, жизни и как время человеческой истории (А.Бергсон, В.Гейзенберг). Точно так же, как продолжение общей концепции о разных уровнях бытия и их законах и собственных категориях, выступает проблема общего способа существования человека и специфических способов существования человека в разных общественно-исторических формациях...»[19]. Среди тех процессов, которые С.Л.Рубинштейн считает возможным исследовать в качестве «общего способа существования человека и специфических способов существования человека» находится, (по моему мнению), социальная деятельность и её конкретные формы. Однако не только она в своей истории и современной развитой форме, но и её генетические предшественники в неживой и живой природе должны быть исследованы. Познание сущности явлений невозможно без познания их истории.

Исследуя историю становления и развития деятельности, необходимо иметь в виду, что речь идёт не об абстрактно существующем феномене, а о конкретных процессах, происходящих в целостных материальных объектах. Рассмотрение деятельности возможно только на \58\основе единства диалектико-материалистического и системного подходов, только при условии установления атрибутивности деятельности по отношению к какой-либо материальной системе. Диалектика выступает при этом как философская основа системного подхода и системного анализа процессов деятельности.

Специфической чертой общественной деятельности является то, что это не простая направленность на мир, а такая человеческая активность, которая связана с преобразованием объектов природы, социальных отношений, всех индивидуальных и коллективных членов общества, то есть активность, имеющая форму процесса, изменяющегося во времени. В марксистско-ленинской философии деятельность в своей основе понимается как практическая, то есть направленная на преобразование природной и социальной среды. Однако, признавая связь общественной деятельности и практики, не следует рассматривать их как тождественные. «...Деятельность и практика при подобном понимании не синонимичны, понятие деятельности по своему объему шире практики...»[20], «несомненно шире, чем понятие практики»[21].

Деятельность, как и самоорганизация - это такой процесс, в ходе которого создаются, воспроизводятся и совершенствуются элементы, структурно-функциональные связи, внутренняя целостность материальной системы. В деятельности человек выступает как существо, которое в известном смысле творит самого себя. «... Человек не просто изменяет мир согласно своим целям и устремлениям, сообразуясь с объективными законами этого мира, и тем самым творит историю, человек, творя историю, изменяет и творит самого \59\себя. Творчество людьми своей истории неразрывно связывается в марксизме с самотворчеством и развитием человека»[22].

Самоорганизация и деятельность человека как её социальная форма - это процесс саморазвития, имеющий внутри себя постоянный импульс к обновлению и совершенствованию. Диалектическими противоречиями, обеспечивающими этот «импульс», являются противоречия между отдельными элементами и самоорганизующейся системой в целом, между функционально отличающимися друг от друга элементами, между системой как целостностью и внешней средой и т.д.

На процессы самоорганизации и деятельности по мере усложнения материальных объектов начинают воздействовать те их элементы, функциональной особенностью которых стало опережающее отражение факторов внешней среды и процессов, происходящих внутри системы. Речь идет о нервной системе живых организмов как совокупности таких образований (нервов, ганглий, органов чувств, мозга и т.д.), которые осуществляют восприятие действующих на организм раздражителей, проведение и обработку возникающего при этом возбуждения, формирование ответных приспособительных реакций. Постоянное возникновение, развертывание и разрешение противоречия между нервной системой как отдельным элементом и живым организмом как целостной системой обеспечивает регуляцию функций организма и его целесообразное взаимодействие со средой.

Дифференциация элементов внутри живого организма и появление в нем материального субстрата, функционально обеспечивающего опережающее отражение – важнейший признак, на основе которого можно судить о появлении новой, более высокой формы самоорганизации, \60\какой является деятельность.

Социальная деятельность в отличие от деятельности как формы самоорганизации всех других материальных объектов, способных к опережающему отражению, осуществляется под воздействием сознания, то есть идеально-образного воспроизведения действительности в мозгу человека.

На заседаниях «Круглого стола», организованных в 1985 году журналом «Вопросы философии», очень много говорилось о недостатках, имеющихся в процессе исследования деятельности. Среди них названы: «разговоры о деятельности не всегда открывают новые горизонты в понимании исследуемых феноменов, а иной раз сводятся к простому навешиванию «деятельностной терминологии» на те представления, которые были до того хорошо известны» (Лекторский В.А.); определение деятельности «никак не связывается с материалистическим решением вопроса об отношении общественного сознания к общественному бытию» (Ойзерман Т.И.) и т.д. Высказано пожелание добиться реального продвижения в философском понимании категории «деятельность» (Семенов B.C.)[23]

Рассмотрение деятельности как социальной формы самоорганизации позволяет в какой-то мере преодолеть указанные недостатки и осветить некоторые сугубо философские аспекты ее понимания. Действительно, выявление генетического предшественника деятельности в материальном мире проливает свет на её естественноисторическую сущность с несколько иной, ранее не исследованной стороны. Удаётся приоткрыть те горизонты, за которыми ранее не угадывались глубинные аспекты понимания деятельности. Кроме того анализ внутреннего содержания деятельности позволяет увидеть \61\некоторые стороны соотношения общественного бытия и общественного сознания.

Рассмотрение деятельности как высшей формы самоорганизации не вносит диссонанса в плодотворные исследования сущности, структуры и форм деятельности, которые до сих пор осуществлялись философами и социологами. В то же время оно не сводится к «простому навешиванию» деятельностной терминологии на давно известные и изученные наукой факты, явления, процессы и т.д. Оно помогает во многом реализовать те требования, которые остро предъявляются к деятельностному аспекту методологии исследования социальных процессов и, в частности, является эвристически более плодовитым.

В современном философском знании принято различать самоорганизацию и деятельность как предметы исследования, а также принципы самоорганизации и деятельностный принцип как объяснительные принципы. Указывается, что принцип может претендовать на объяснительную роль только в том случае, если на его основе удается построить определённую теорию или ряд теорий, способных объяснить достаточное количество фактов, которые до этого не были объяснены[24]. Так вот, принцип самоорганизации и деятельностный принцип достаточно хорошо проявляют себя как объяснительные принципы. Это хорошо видно при исследовании самоуправления и управления как особых явлений, проявляющих себя в природе и обществе.

Дело в том, что, как это уже подчеркивалось, активная форма самоорганизации в животном мире, а также деятельность человека, имеют между собой то общее, что осуществляются при участии таких форм регулирования процессов самоорганизации, как самоуправление и управление. Их сходство по этому существенному признаку является, с одной стороны, еще одним подтверждением генетической производности\62\ деятельности от низших, предшествующих ей форм самоорганизации, а с другой – важнейшей предпосылкой для более глубокого познания сущности самоуправления и управления как специфических форм воздействия на процессы активной самоорганизации в природе и обществе.

Специфика процессов социальной деятельности состоит в том, что в них прослеживается диалектика объективного и субъективного, свойственная всем социальным процессам, что за ними всегда стоят живые люди, преследующие свои цели. Эта специфика, несомненно, отражается и на процессах самоуправления и управления в обществе, которые становятся не стихийными, а сознательными, начинают опираться на все компоненты сознания - знания, убеждения, принципы, волю.

Подводя итоги рассуждений об историческом характере деятельности, выскажем некоторые позитивные соображения.

По своему содержанию и форме социальная деятельность – явление историческое. В первобытном обществе она была преимущественно предметно-материальной и удовлетворяла в основном материальные потребности людей. Позднее произошло разделение труда, отделение умственного труда от физического, духовная деятельность приобрела самостоятельное значение. По мере формирования и развития духовных потребностей деятельность людей стала всё более ориентироваться на их удовлетворение.

Познание деятельности в современной развитой форме предполагает выделение и дальнейшее исследование таких её диалектически противоречивых сторон как предметно-материальная (практическая) и духовная деятельность. «Разделение труда становится действительным разделением лишь с того момента, когда появляется \63\разделение материального и духовного труда»[25]. Будучи производной и зависимой от материальной, духовная деятельность оказывает на нее активное обратное воздействие. «...Никак не избегнуть того обстоятельства, - писал Ф.Энгельс, - что все, что побуждает человека к деятельности, должно проходить через его голову»[26].

Основной силой, побуждающей людей к деятельности, являются потребности. Их носителями являются индивиды и социальные группы, социальные слои и классы, народности и нации. Отразившись в сознании людей, воплотившись в их интересы и цели, они становятся основой социальной активности.

Одним из главных, не всегда замечаемых противоречий духовной деятельности является противоречие между познавательно-эмоциональным и волевым компонентами. Достаточно полно исследованное психологами, оно нередко остаётся вне внимания социологов. Между тем, Ф.Энгельс считал само собой разумеющимся выделение в общественном сознании волевого компонента, а значит и изучение его соотношения с другими элементами. «Подобно тому, -писал он, - как у отдельного человека, для того, чтобы он стал действовать, все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения его воли, точно так же и все потребности гражданского общества – независимо от того, какой класс в данное время господствует, - неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение. Это – формальная сторона дела, которая сама собой разумеется»[27].

\64\Диалектическое взаимодействие между волевым и познавательным компонентами духовной деятельности непосредственно сказывается на всём поведении людей. С одной стороны, на уровне познавательно-эмоциональной деятельности отражаются вещи и  процессы окружающего мира, потребности индивида и общества, формируются идеальные цели деятельности, пробуждаются волевые импульсы. С другой стороны, опирающаяся на результаты познавательно-эмоциональной деятельности воля оказывает активное регулирующее воздействие на все стороны предметно-материальной и познавательно-эмоциональной деятельности.

Воля - это способность человека сознательно контролировать свою деятельность и активно управлять ею, направляя её на достижение поставленной цели[28]. «Воля определяется страстью или размышлением»[29], - говорил Ф.Энгельс. «Воля не есть какой-то безличный агент, распоряжающийся движением, - это деятельная сторона разума и морального чувства, управляющая движением во имя того или другого и часто наперекор даже чувству самосохранения»[30] - писал И.М.Сеченов. Все эти оценки указывают на взаимосвязь познавательно-эмоционального и волевого элементов сознания и их влияние на регулирование деятельности.

В обобщенном виде всякое волевое действие включает в себя три основных момента: «первый – выбор цели, второй – составление \65\ плана, …третий – выполнение самого действия»[31].

В этой предложенной видным болгарским философом и социологом Филиппом Геновым структуре волевого действия присутствуют, как видим, элементы и духовной, и предметно-материальной деятельности человека. Это является подтверждением того вывода, что воля как составной компонент духовной деятельности непосредственно выходит на предметно-материальную деятельность. И, тем не менее, это – момент именно духовной деятельности, имеющей сугубо социальный, чисто человеческий характер. «... Все планомерные действия всех животных, - отмечал Ф.Энгельс, - не сумели наложить на природу печать их воли. Это мог сделать только человек»[32].

Таким образом, управление и самоуправление в человеческом обществе отличается от таких же процессов в природе тем, что они основаны на познании законов природы и включают в себя волевое воздействие человека на происходящие в обществе процессы самоорганизации, выступающие в форме социальной деятельности.

Общественная воля - есть способность социальной общности оказывать духовное воздействие на поведение своих индивидуальных или коллективных членов в интересах достижения значимых для данной общности целей. Важнейшими (формами проявления) активности индивидуальной и общественной воли, с помощью которых они оказывают воздействие на деятельность людей, являются самоуправление и управление.

Уяснение закономерной связи самоуправления и управления с процессами самоорганизации в живой природе и с деятельностью в обществе, учет их социальной специфики позволяет дать следующие \66\определения. Социальное самоуправление есть основанное на исторически обусловленном уровне материального производства и познания волевое воздействие социальных общностей на свою собственную деятельность по достижению социально значимых целей. Управление социальными процессами - это основанное на исторически обусловленном уровне материального производства и познания волевое воздействие сформировавшихся в обществе органов (субъектов) управления на деятельность социальных общностей по достижению сознательно поставленных целей.

Отметим, что объекты социальной деятельности в каждом конкретном случае самоуправляемы, могут осуществлять управление другими самоуправляемыми объектами, испытывают на себе управляющее воздействие различных субъектов управления и т.д. В процессе регулирования совместной деятельности людей, всякий раз в специфической форме проявляет себя диалектика самоуправления и управления.

В диалектике объективных и субъективных процессов К.Маркс выделял два типа противоположностей – «сущности» (1) и «существования» (2). Противоположностями сущности, «истинными крайностями» по отношению к самоуправлению и управлению были бы несамоуправление и неуправление. В этом случае мы имели бы, по Марксу, «различие между сущностями, различия двух сущностей». Реально же, в пределах осознаваемого людьми процесса регулирования своей деятельности имеет место совпадение сущностей самоуправления и управления. Они являются «противоположностями одной и той же сущности», но на «высшей ступени ее развития», представляют собой «дифференцированную сущность». Поэтому их надо исследовать как противоположности «существования»[33].

\67\ Иначе говоря, тождество сущностей самоуправления и управления в обществе состоит в том, что оба эти процесса представляют собой осознанное волевое воздействие субъекта на объект в интересах достижения определенной цели. Совпадение объекта и субъекта – в первом случае и их несовпадение – во втором составляет основу их различия. Это важно учитывать, изучая историю, содержание и механизм их действия.

Таким образом, последовательно материалистический подход позволяет понять самоуправление в обществе как функцию,  которая объективно присуща всем без исключения целостным социальным системам. Суть этой функции состоит в осознанном регулировании людьми своей деятельности, направленной на удовлетворение потребностей, интересов и целей. Изучение сущности самоуправления в обществе позволяет глубже проникнуть в сложный механизм обратной активности общественного сознания по отношению к общественному бытию, сознания к материи.

Диалектический подход к познанию социального самоуправления даёт возможность, во-первых, выделить и сделать объектом специального рассмотрения существующие в обществе противоречия между предметно-материальной и духовной, волевой и познавательно-эмоциональной, самоуправленческой к управленческой деятельностью людей и на этой основе понять самоуправление в обществе как одну из сторон осознанного волевого регулирования людьми своей деятельности. Во-вторых, он ориентирует на рассмотрение самоуправления в обществе как явления развивающегося, проходящего в процессе своего усложнения ряд последовательных ступеней.



 

[1] Моисеев Н. Мост к человеку  // Правда. – 1985. – 19 августа. – С. 7.

 

[2] Там же

 

[3] Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. - М.: Политиздат. – 1973. – С.23.

 

[4] См.: Большая Советская Энциклопедия. Изд. З-е. – Т.22 // М.: Советская Энциклопедия. – 1975. – С. 546.

 

[5] Щербаков А.С. Саморегуляция в природе: Дис. ... канд. филос. наук. – М., 1974. – C. 10-11.

 

[6] Курганов Б.И. Методологические подходы при изучении регуляторных функций метаболических систем // Биологические науки. – 1986. – № 8. – С. 5.

 

[7] Курганов Б.И. Методологические подходы при изучении регуляторных функций метаболических систем // Биологические науки. – 1986. – №8. – С. 5.

 

[8] Юдин Б.Г. Изучение поведения самоорганизующихся систем // Бионические принципы самоорганизующихся систем. – Тб.: Мецниереба, 1969. – С. 8.

 

[9] Информация и управление. Философско-методологические аспекты. – М.: Наука. – 1985. – С.6.

 

[10]  См.: Пушкин В.Г. Философское значение кибернетических принципов самоорганизации: Дис. ... д-ра филос. наук. – Л-д, 1979. – С.144-152.

 

[11]  См.: Петрушенко Л.А. Самодвижение материи в свете кибернетики. – М.: Наука, 1971. – С. 12.

[12] Энгельс Ф. Диалектика природа // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т.20. – С. 623.

 

[13] См.: Хакимов Р.С. Сущность и социальная роль управленческих отношений. – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1985. – С. 20-25.

 

[14] См.: Труды Афанасьева В.Г., Буева Л.П., Ващекина Н.П., Вороновича Б.А., Кагана М.С., Кветного М.С., Маргулиса А.В., Маркаряна Э.С., Момджяна К.Х., Нарского И.С., Петровского А.В., Плетникова Ю.К., Уледова А.К., Фофанова В.II., Швырева B.C. и др.

 

[15] См., например: Алексеев В.П. Становление человечества. – М.: Политиздат, 1984. – С.129-173; Швырев B.C. Научное познание как деятельность. – М.: Политиздат, 1984. – С. 53-83.

 

[16] См.: Коршунов A.M. Познание и деятельность // М.: Политиздат, 1984. – С. 29-35.

 

[17] См.: Дубинин Н.П. Биологические и социальные факторы в развитии человека. – Вопросы философии. – 1977. – № 2. – С. 46.

 

[18] См.: Философские проблемы деятельности (Материалы «Круглого стола») // Вопросы философии. – 1985. – №№ 2,3,5.

 

[19] Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. – М.: Педагогика, 1973. – С. 279.

 

[20] Лекторский В.А. Статус деятельности как объяснительный принцип // Вопросы философии. – 1985. – № 2. – С.30.

 

[21] Ойзерман Т.И. Проблема деятельности в марксистской философии // Вопросы философии. – 1985. – № 2. – С.37.

 

[22] Кузьмина Т. А. Проблема смысла человеческого бытия в современной буржуазной философии //Человек и его бытие как проблема современной философии. – М.: Наука. – 1978. – С. 54.

 

[23] См.: Вопросы философии. – 1985.- № 2. – С. 30, 35.

 

[24] См.: Философские проблемы деятельности. Материалы «Круглого стола» // Вопросы философии. – 1985. – С. 2. –

 С. 30.

 

[25] Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. 2-е изд. – Т. З. – С. 30.

 

[26] Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т.21. – С.290.

 

[27] Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 21. – С. 310.

 

[28] См.: Платонов К.К., Голубев Г.Г. Психология. – М.: Высшая школа, 1977. – С.116.

 

[29] Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – T. 2I. – С. 306.

 

[30] Сеченов И.М. Кому и как разрабатывать психологию? – Избр. соч. – T. I. – М.: Изд. АН СССР. – 1952. – С. 255-256.

 

[31] Филипп Генов. Психология управления. – М.: Прогресс, 1982. – С. 315.

 

[32] Энгельс Ф. Диалектика природа // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. – С. 495.

 

[33] См.: Маркс К., Энгельс Ф. К критике гегелевской философии права // Соч. – 2-е изд. – T. 1. – С. 321.


-------------------------------------------------------------------------------------
 

©  Авторские права защищены. Ссылка на текст обязательна.

Обновлено 13.07.2011 12:20
 

Самоуправление в обществе: сущность... Давно, но в самую точку. Ч. 2

E-mail Печать PDF

\16\

Глава I. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СУЩНОСТЬ САМОУПРАВЛЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЕГО РАЗВИТИЯ

 

Нельзя познать сущности того или иного процесса, ограничива­ясь только исследованием конкретного его состояния. Воссоздать полный идеальный образ объекта значит постичь этот объект в раз­витии, проследить движение от истоков до самых совершенных форм. Поэтому (диалектическая) гносеология всесторонне обосновала единство исторического и логического методов познания.

История развития всех природных и социальных объектов сложна и противоречива. Этим объясняются трудности их адекватного отра­жения в сознании. И все же теоретическое познание проникает в их сущность, создавая «отражение исправленное, но исправленное соот­ветственно законам, которые даёт сам действительный исторический процесс, причём каждый момент может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости, своей клас­сической формы».[i]

Было бы очень трудно составить полное представление о само­управлении в обществе без учета этого методологического положения Ф.Энгельса.

 

       § I. Социальная деятельность как высшая форма самоорганизации материальных систем

 

Имеется широкое многообразие мнений по проблеме соотношения движения и развития в природе. Это объясняется различием методо­логических подходов и способов их реализации, на которые опирают­ся исследователи (См.: работы Ахлибинского Б.В., Бутакова А.А., Босенко В.А., Вяккерева Ф.Ф., Гербера Л.Е., Милютина С.Т., Орлова В.В. \17\ Рузавина Г.И., Рахматуллина К.Х., Солопова Е.Ф. и др.)

Несмотря на некоторые различия во взглядах, все авторы исходят из признания утвердившейся в (философской диалектике) идеи внутренней активности материи. Едины они и в том, что при наличии определенных условий движение материи приобретает необратимый, направленный характер и выступает как развитие. Лишь в процессе развития возникают новые качественные состояния материальных объектов. Только этим можно объяснить нескончаемое многообразие окружающих нас природных, социальных и духовных процессов. Ссылаясь на достижения естествознания, многие философы приходят к выводу, что условия для развития в материальном мире существуют всегда, и отстаивают «материалистическую идею атрибутивности развития»,[ii] считают, что «необратимость абсолютна, как абсолютно развитие».[iii]

Обратим внимание на несколько аспектов понимания развития, без учета которых нельзя обойтись при исследовании происхождения, сущности и развития самоуправления в обществе.

По своей направленности развитие может быть прогрессивным и регрессивным. В первом случае в борьбе прогрессивной и регрессивной тенденций преобладает прогрессивная, во втором - регрессивная. Прогрессивное развитие связано с процессами усложнения структуры, организации, функций вновь возникающих материальных объектов, регрессивное - с их упрощением. Этот вывод поддерживает, например, В.А.Фирсов, специально исследующий проблемы направленности движения и указывающий на связь направленности развития со структурными \18\ изменениями материальных систем.[iv]

Развитию материальных объектов сопутствует изменение конкрет­ных форм, в которых проявляют себя всеобщие свойства материи. Поэ­тому в процессе познания необходимо рассматривать как изменяющиеся не только сами материальные объекты, но и те их свойства и отноше­ния, через которые проявляются наиболее общие свойства материи. Из­вестно, что весьма успешным оказалось рассмотрение динамики такого общего свойства материи, как отражение. Проследив последовательное развитие форм отражения в природе, диалектический материализм по­казал, что сознание является высшей, социальной, идеально-образной, творчески-преобразующей формой отражения. Следуя тому же методоло­гическому подходу, исследователи активности материи пришли к выво­ду, что она также, (как и отражение) проявляет себя в различных формах и что можно говорить о социальной активности как закономерном этапе развития предшествующих ей форм активности в природе.[v] Целый поток исследо­ваний посвящен познанию структурности материи, различных уровней и форм ее движения, понимаемых как взаимосвязанных и развивающих­ся.

Уровни организации материи и законы их развития носят исто­рический характер, находятся в строгой субординации. Именно поэ­тому, создавая учение об основных формах движения материи, Ф.Энгельс рассматривал каждую из них как закономерный результат развития предшествующих ей форм, как атрибут целого уровня материальных объектов, вновь появившихся в процессе развития.

\19\ Охарактеризовав основные формы движения материи как генети­чески взаимосвязанные, Ф.Энгельс рассмотрел их диалектику и сде­лал непреходящие по своей ценности выводы о качественной неуничтожимости и несводимости форм движения. Однако, он же показал, что несводимые друг к другу формы движения в объективной действитель­ности неразрывно связаны. Самым общим ответом на вопрос, чем объ­ясняется эта связь, служит вывод о материальном единстве мира. Но взаимосвязь форм движения проявляется также в том, что всем гене­тически связанным уровням материи и формам движения присущи наря­ду со специфическими некоторые общие для них законы.

В субординации законов своеобразно проявляет себя их генетическая сущность. Чем далее отстоят исторически производные формы движения от им предшествующих, тем меньше остается общих для них законов. «... Если мы желаем говорить о всеобщих законах природы, применимых одинаково ко всем телам, начиная с туманности и кончая человеком, - отмечал Ф.Энгельс, - то у нас остается только тяжесть ... и механическая теория теплоты. Но сама эта теория превраща­ется... в историю, на каждой ступени которой господствуют другие законы, то есть другие формы проявления одного и того же универ­сального движения...»[vi].

Признавая историческую сущность и строгую субординацию зако­нов природы и общественной жизни, Ф.Энгельс нацеливал науку на изучение не только специфических, но и общих для смежных форм дви­жения законов. Целостная система знаний о природе, считал он, воз­можна лишь как отражение исторического характера и системности за­конов материального мира. «Классификация наук, из которых каждая анализирует отдельную форму движения или ряд связанных между собой и переходящих друг в друга форм движения, является вместе с тем \20\ классификацией, согласно внутренне присущей им последовательности самых этих форм движения».[vii]

Разработка К.Марксом и Ф.Энгельсом всеобщих законов материа­листической диалектики, проявляющихся одновременно на всех уров­нях развития материи, побудила… философов внимательно исследовать механизм преемственности исторических по своей сущно­сти законов. Вот некоторые выводы, к которым они пришли:

«а) от­дельные факторы ранее действующего закона входят в состав нового;

б) старый закон сохраняется, но теряет многие свои функции, веду­щую роль в процессах развития, сокращается сфера его воздействия;

в) новый закон начинает действовать наряду со старым законом».[viii]

Развитие в объективном мире представляет собой количественно-качественное изменение материальных систем, составляющих их эле­ментов, структур, организации, функций и свойств. «Фактически движение как изменение вообще предполагает переход объекта от одного состояния к другому»[ix].

Известно, что опирающийся на диалектико-материалистическую методологию системный подход к познанию происходящих в мире про­цессов получил широкое распространение как в естествознании, так и в социологии. Объясняется это тем, что каждой естественной нау­ке приходится изучать вполне конкретные материальные объекты. То же можно сказать и об общественных науках, которые также исследу­ют процессы, происходящие в целостных системах.

\21\ Развитие материальных систем происходит в силу присущих им самим внутренних причин, но при непременном взаимодействии данных систем с внешней средой. «Этот принцип, - считают Даниленко Л.Е. и Рекунов Ф.Н., - верен и плодотворен в теоретическом плане как применительно к микропроцессам, так и применительно к макромиру»[x].

Плодотворен он и в описании социальных процессов. «Общество относится к типу самоуправляемых или саморегулируемых систем, имею­щих ту особенность, что его организация выражается не только в упорядоченности элементов в пределах самой общественной системы, но и в особом типе взаимодействия её с внешней средой...»[xi] (под­черкнуто мною – П.В.).

В развитии каждой органической системы одновременно проявля­ют себя три разновидности объективно действующих законов: а) раз­вития; б) структуры; в) функционирования. Исключением не являются и социальные системы. Здесь также «законы структуры, функциониро­вания и развития тесно связаны между собой: они отражают сущность одной и той же системы»[xii].

Указанные аспекты, конечно, не исчерпывают всех сторон совре­менного диалектико-материалистического учения о развитии. Но при их комплексном учете появляется возможность проследить связь, фор­мирующуюся между ним и довольно активно развивающимся в последние годы учением о самоорганизации.

Учение о самоорганизации имеет свою историю. Как считают мно­гие естествоиспытатели, зародилось оно в лоне кибернетики. Термин «самоорганизующаяся система» впервые употребил У.Р.Эшби (Англия) в \22\ 1947 году. Позже для обозначения процессов, моделируемых в техни­ческих устройствах высокой сложности и надежности, стало употреб­ляться понятие «самоорганизация». Еще позднее представители дру­гих областей естественнонаучного знания стали использовать его при описании биологических процессов. Как отмечали советские ис­следователи, еще четверть века тому назад понятие «самоорганиза­ция» употреблялось так сказать, «на интуитивном уровне»[xiii]. Н.И. Кондаков – известный… специалист по логике, проявлявший острый интерес к проблемам кибернетики - не включил его во вто­рое издание своего «Логического словаря-справочника», считая, провидимому, что и для кибернетики оно является недостаточно разработанным[xiv].

Сегодня мы вправе сказать, что учение о самоорганизации воз­никло на пути пересечения интересов естественнонаучного и фило­софского знания. Выясняя сущность процессов самоорганизации, диа­лектический материализм и естествознание дополняют и обогащают друг друга. Происходит то, на что в своё время обратил внимание Ф.Энгельс: «... Всякому, кто занимается теоретическими вопроса­ми, результаты современного естествознания навязываются с такой же принудительностью, с какой современные естествоиспытатели - желают ли они этого или нет - вынуждены приходить к общетеоретиче­ским выводам. И здесь происходит известная компенсация. Если теоре­тики являются полузнайками в области естествознания, то современные естествоиспытатели фактически в той же мере являются полузнайка­ми в области теории, в области того, что до сих пор называлось \23\ философией»[xv].

Слова Ф.Энгельса, не являющиеся конкретным упреком кому-либо, до сих пор справедливо отражают логику развития науч­ного знания. Даже еще более справедливо, поскольку современные естественники и философы стоят перед поистине невыполнимой зада­чей переработки и обобщения такой лавины естественнонаучной и философской информации, какой не было во времена Ф.Энгельса. Одна­ко сложность задач, встающих перед наукой, не может остановить ее поступательного развития, предотвратить постепенное взаимообогаще­ние естественнонаучного и философского знания. Этот вывод убеди­тельно подтверждается становлением взглядов на самоорганизацию.

Понятие «самоорганизация», сформировавшееся по мере развития кибернетики, является результатом научной аналогии, отразившей сходство, существующее между процессами, моделируемыми кибернети­кой и реально существующими в природе. Один из основоположников кибернетики Н.Винер так говорил об этом: «С самого начала я был поражен сходством между принципами действия нервной системы и циф­ровых вычислительных машин. Я не собираюсь утверждать, что эта ана­логия является полной и что мы исчерпываем все свойства нервной системы, уподобив её цифровым вычислительным устройствам. Я хотел бы только подчеркнуть, что в некоторых отношениях поведение нерв­ной системы близко к тому, что мы наблюдаем в вычислительных устройствах»[xvi].

Выяснение кибернетикой сущности и специфики самоорганизации как свойства материальных систем с самого начала было связано с попытками трактовать её достаточно широко. Явления самоорганизации, по мнению Эшби У.Р., представляют собой «огромное поле» сходных процессов. Их изучение сопряжено с большими трудностями, и поэтому \24\ нет другого пути их познания, кроме овладения тем, что он называ­ет «общими принципами самоорганизации»[xvii]. «Область самоорганизую­щихся систем столь широка, что изучая её только на уровне техни­ки и практики, мы спасовали бы перед количеством и сложностью конкретных явлений»[xviii], - считает В.Г.Пушкин.

Иначе говоря, философское обобщение выводов кибернетики шло по пути формирования позиции, согласно которой учение о самоорга­низации призвано вскрыть сущность процессов, свойственных не толь­ко техническим, но и биологическим материальным системам.

«... Кибернетические принципы и методы, - пишет по этому по­воду Ю.Г.Марков, - исторически сформировались как средства для исследования сложных систем, создаваемых человеком, как инструмент для конструирования таких систем и улучшения их функциональных характеристик. И лишь позднее информационно-кибернетические идеи и модели нашли эффективное применение в исследовании явлений био­логического и экономического гомеостаза»[xix].

Ю.Г.Марков верно заметил, что по мере распространения кибер­нетических принципов на более широкий круг природных явлений, за­кономерно встал вопрос о возможности их распространения на описание жизнедеятельности социальных объектов, в частности «экономического гомеостаза». И этот вопрос был решен положительно, потому что со­циальные объекты обладали такими общими свойствами, отношениями, закономерностями структуры, организации и функционирования, которые \25\ уже были известны относительно других самоорганизующихся объектов. Так постепенно сложились условия для признания самоорганизации атрибутом одновременно биологических, социальных и технических систем.

В современных условиях утверждать, что кибернетика создала самоорганизующиеся системы, уже не совсем верно. Правильнее будет сказать, что конструируемые ею искусственные самоорганизующиеся системы сначала лишь приблизительно моделируют, а затем совершен­ствуют и оптимизируют объекты и процессы, реально существующие в объективном мире. В этом отношении кибернетика повторяет путь, пройденный учением о воздухоплавании. Первые летательные аппара­ты тяжелее воздуха были гораздо менее совершенны, чем созданные природой. Но со временем в их создании человек по многим парамет­рам (масса, скорость, дальность полета) превзошел природу. То же самое происходит и с кибернетикой. Недаром продолжают бурно раз­виваться, к примеру, бионика, пытающаяся воспроизвести созданные природой конструкции и использовать присущие им принципы навига­ции, ориентации, локации, а также другие частные области кибер­нетического знания.

В понимании самоорганизации кибернетика фиксирует три основ­ных момента: а) атрибутивность её по отношению к развивающимся материальным системам; б) особую форму взаимодействия системы с внешней средой; в) внутрисистемную направленность. При этом осо­знается внутренняя взаимосвязь и зависимость всех этих моментов друг от друга. Вот одно из определений, в котором все они учиты­ваются: «Самоорганизация - это способ связи эволюционизирующей системы с внешней средой, при котором происходит извлечение упоря­доченности из среды и на этой основе, в силу внутренних факторов \26\ возрастает упорядоченность самой системы»[xx].

Таким образом, в результате развития кибернетического знания о самоорганизации  и постепенного обнаружения явлений самооргани­зации в живой природе, уже в 70-х годах (XX века) понятие «самоорганизация» обрело статус общенаучной категории. «Самоорганизация, - пишет Б.Г.Юдин, - процесс, в ходе которого создается, воспроизводится или совершенствуется организация сложной динамической системы. Процессы самоорганизации могут иметь место только в системах, об­ладающих высоким уровнем сложности и большим количеством элементов, связи между которыми имеют не жесткий, а вероятностный характер»[xxi]. К таким системам автор относит живую клетку, организм, биологическую популяцию, биогеоценоз, человеческий коллектив и т.д. Это определение самоорганизации сохраняется до сих пор и именно в таком виде воспроизведено в самых новых справочных изданиях[xxii].

Однако в последнее время сделан еще один шаг в процессе раз­работки и осмысления мировоззренческих и методологических проблем учения о самоорганизации. Усилиями естествознания и философии при­влечено внимание к процессам самоорганизации в неживой природе.

Процессы самоорганизации в неживой природе в настоящее время изучает и экспериментально воспроизводит физика (кристаллизация, лазерная генерация), химия (реакция Белоусова-Жаботинского) и дру­гие науки. Но наиболее целенаправленно ими занимается новая об­ласть научного знания - синергетика. Основоположник синергетики - профессор Штутгартского университета Г.Хакен (ФРГ) - с самого \27\ начала увидел её задачу в исследовании конкретных механизмов и закономерностей самоорганизации в объективно существующих при­родных объектах, а не в искусственно созданных системах.

Большой интерес к проблемам самоорганизации в неживой приро­де выявила состоявшаяся в Москве Всесоюзная конференция (1985 г.) по теории, методологии и практике системных исследований, в кото­рой приняли участие более 700 ученых. Среди представленных конфе­ренции докладов имелись и посвященные процессам самоорганизации неживых систем. Были высказаны суждения о правомерности их рас­смотрения как генетически предшествующих процессам самоорганиза­ции, имеющим место на биологическом уровне материи.

Так например, А.П.Руденко утверждал, что «к прогрессивному саморазвитию (химической эволюции) способны лишь наиболее сложные из элементарных химических систем - элементарные открытые катали­тические системы». А.С.Щербаков, рассмотрев структурную эволюцию кристаллических минералов, указал на ее «сходство с биологичес­кой эволюцией» и констатировал «факт существования самоорганизую­щихся систем неорганического происхождения»[xxiii]. Была подчеркнута важность исследований, которые осуществлены И.Р.Пригожиным (Бель­гия) в области термодинамики неравновесных процессов, для обосно­вания самоорганизации в природе.

В докладе Г.И.Рузавина сделан вывод, с которым в настоящее время согласны многие исследователи: «...Процессы самоорганизации присущи не только живым системам, но и неорганическим (физическим, астрофизическим, химическим, метеорологическим). При этом общность соответствующих закономерностей самоорганизации нашла отражение в новой междисциплинарной науке о кооперативных явлениях - синер­гетике, \28\ развитие которой в качестве единой теории самоорганизации носит весьма перспективный характер»[xxiv]. Позитивный вклад синерге­тики в понимание самоорганизации, по его мнению, состоит в сле­дующем:

а) самоорганизация возникает спонтанно, как результат вза­имодействия большого числа подсистем;

б) процессы самоорганизации возможны только в открытых системах, способных противостоять воз­растанию энтропии, за счет получения энергии извне;

в) порядок и организация в системе создаются за счет уменьшения упорядоченности вне системы;

г) все живые системы являются открытыми и способны к самоорганизации благодаря обмену веществом и энергией с окружаю­щей средой;

д) воздействие внешних факторов на процессы самоорга­низации неоднозначно: иногда малые, но согласованные с внутренни­ми состояниями системы внешние воздействия более эффективны, чем большие, но не согласованные[xxv].

Первые шаги в направлении осознания не естественнонаучного только, но и философского значения явлений самоорганизации сдела­ли Арманд А.Д., Киржевская B.C., Новик И.Б., Петрушенко Л.А., Пуш­кин В.Г., Рузавин Г.И., Садыков К.С., Тюхтин B.C., Урсул А.Д., Файзиев А.А., Юдин Б.Г. и др.

Широкую философскую трактовку сформулированного кибернетикой принципа самоорганизации предложил, например В.Г.Пушкин. Он рас­смотрел этот принцип «в качестве общенаучной конкретизации философского принципа саморазвития»[xxvi]. Однако в процессе исследования \29\ он проявил интерес не столько к выяснению философского значения кибернетического принципа самоорганизации, сколько к структурно­му и функциональному анализу самоорганизации как специфического способа существования высокоорганизованных материальных систем. Этот анализ более направлен «внутрь» самоорганизации, чем «вне» её. Это и обусловило, на наш взгляд, некоторую осторожность Пуш­кина В.Г. в предлагаемых им философских обобщениях. «... Самоор­ганизация представляет собой высшую форму развития динамичных систем и может рассматриваться как одна из специфических форм самодвижения материи»[xxvii], - пишет он и сразу же добавляет: «Поня­тие самоорганизации в отличие от «организации» выражает кибернетический аспект последней»[xxviii], подчеркивая тем самым значение по­нятия «самоорганизация» скорее для кибернетики, чем для философии.

Многие другие современные авторы указывают, что философское значение учения о самоорганизации гораздо шире. Оно позволяет увидеть то новое, без чего в настоящее время не может быть пол­ным учение о прогрессивной направленности развития, а именно - целый пласт сложных, связанных единой исторической связью мате­риальных объектов и свойственных им процессов самоорганизации.

(Диалектика Ф.Энгельса) обосновала гносеологическое противопостав­ление механической, физической, химической, биологической и со­циальной форм развития материи и свойственных им законов. Это противопоставление имеет большое мировоззренческое и методоло­гическое значение. Но оно не отрицает, как видим, (возможности возникновения) нового знания об интегрирующем характере процессов самоорганизации, и, соответственно, ­ \30\ присущих им законов. Важно то, что это новое знание получено не умозрительно, а на основе развития частных наук, на достаточно высоком уровне обобщения их выводов, что и обуслов­ливает его большое мировоззренческое и методологическое значение.

На некоторые аспекты этого значения справедливо указывает Пушкин В.Г. Принципы самоорганизации, - пишет он, - «являются формой конкретизации принципа самодвижения и саморазвития мате­рии», они «уточняют и углубляют принципы материалистической диа­лектики», плодотворны в «истолковании феномена жизни»[xxix] и т.д. С уверенностью можно сказать, что построение теории самооргани­зации лежит на магистральном пути… науки, на котором осуществляется, по словам академика Л.Ф.Ильичева, «выработка аде­кватных средств теоретического воспроизведения процессов разви­тия»[xxx].

В то же время философские обобщения кибернетических знаний о самоорганизации не обходятся без некоторых преувеличений. Так, В.Г.Пушкин в числе якобы сформулированных кибернетикой называет принципы единства количества и качества, единства формального и содержательного подходов к науке, единства внутреннего и внешнего в материальных процессах[xxxi]. Г.И.Рузавин видит в процессах са­моорганизации свидетельство «потенциальной активности материаль­ных образований»[xxxii].

\31\Справедливости рада отметим, что основоположниками материалистической диалектики все эти выводы сделаны задолго до кибер­нетики. В их основе лежит признание внутренней противоречивости явлений и процессов, составляющей основу «потенциальной актив­ности» материи. Что касается других наук, то они находят в них действенную методологическую опору.

В то же время синергетика привлекла внимание философов к та­кой, не замеченной до сих пор стороне поведения природных само­организующихся объектов, которая, как нам представляется, не сов­сем вписывается в широко аргументируемую концепцию атрибутивности развития материи. Эксперименты, на которые она ссылается, показы­вают, что в совокупности объектов неживой природы не все являют­ся самоорганизующимися. Самоорганизация как способ существования материальных систем начинает обнаруживать себя только при появле­нии строго определённых условий. В то же время она отсутствует до момента возникновения этих условий.

Этот вывод даёт основание говорить, что признание атрибутив­ности движения материи, с которым давно связал себя диалектичес­кий материализм, не обязательно должно сочетаться с признанием атрибутивности развития. Развитие есть лишь одна из форм движения, которой свойственны направленность и необратимость. Самоорганиза­ция, в свою очередь, - это такой обнаруженный естествознанием про­цесс, который обусловливает преобладание при определённых услови­ях прогрессивного (или регрессивного) развития материальных объектов.

Рассмотрение истории и логики развития современного знания о природе закономерно подводит науку к выводу о существовании само­организации и в обществе. Но, если процессы самоорганизации в об­ществе существуют, то встают, и иногда очень строго, другие вопросы.

Насколько необходимо обращение к анализу процессов самоорганизации \32\ в обществе на современном этапе развития научного знания? Разве не вскрыты марксизмом-ленинизмом основные законы общественного развития? Разве не понят механизм перехода человечества от одной общественно-экономической формации к другой? И разве не изучены процессы классовой борьбы и социальной революции, лежащие в осно­ве социального прогресса?

Действительно, марксизм-ленинизм внес огромный вклад в поз­нание социальных процессов, осуществил революционный переворот во взглядах на общество. Однако он никогда не претендовал на завершен­ность предложенной им научной теории общественного развития. Изве­стно, что основоположники марксизма-ленинизма, исследуя общество, делали акцент, прежде всего, на специфике социальных процессов. К этому побуждали их особенности классовой борьбы пролетариата и, в том числе, идеологической борьбы. Они не ставили перед собой зада­чу в деталях изучить то общее, что свойственно природе и обществу. Однако связь природы и общества в важнейших аспектах они освети­ли, а всеобщие законы, природы, общества и мышления всесторонне исследовали.

Современный этап развития знаний о природе и обществе харак­теризуется активным применением системного метода. Появились нап­равления, разрабатывающие на его основе новые общенаучные подходы и концепции. Одним из них является анализ процессов самоорганиза­ции, специфически проявляющих себя в обществе. Его философской ос­новой является диалектический материализм, который, в свою очередь, обогащается за счёт укрепления реального союза с естественными, общественными и техническими науками и, в том числе, использования выводов учения о самоорганизации.

Следует отметить, что современные исследователи еще не приш­ли к единому мнению о том, можно ли рассматривать общество в целом \33\ и его отдельные элементы как самоорганизующиеся системы, а само­организацию - как способ существования и развития социальных общ­ностей. У некоторых из них вызывает опасение, что такой подход может войти в противоречие с принципиальными выводами марксизма-ленинизма о специфике социальных процессов. Однако всё увереннее пробивает себе дорогу концепция, согласно которой социальный уро­вень нельзя категорически противопоставлять другим уровням орга­низации материи и, в частности, биологическому, а социальную са­моорганизацию можно рассматривать как высшую ступень самооргани­зации материальных систем.

В пользу этой концепции свидетельствуют многие достижения современного научного знания. Так, например, психология пытается понять, как формируются социальные общности людей в процессах сов­местной деятельности[xxxiii]. Она выясняет закономерности поведения от­дельной личности в малых социальных группах и коллективах. В со­ветской психологии прочные позиции занял деятельностный подход к исследованию интегративных процессов, происходящих в более крупных социальных общностях.

В настоящее время уже нельзя отрицать, что кибернетика убе­дительно показала сходство процессов самоорганизации в сложных технических системах, социальных общностях и живых организмах. В самостоятельную область знания выделилась социальная киберне­тика. И наконец, о некоторых атрибутах социальной самоорганизации всё чаще идёт речь на философском уровне осмысления процессов, происходящих у нас в стране и мире в целом…

Так, в ответах алжирскому журналу «Революсьон африкен» М.С.Горбачев высказал идею о социалистической экономике, которая \34\должна работать «динамично, как бы в саморегулирующемся режиме»[xxxiv]. Мысль об… обществе…, как самоорганизующейся системе, в различных аспектах проводят Афанасьев А. Г., Гирусов Э.В., Маркарян Э.С., Тункин Г.И., Моисеев Н.Н., Шахназаров Г.Х. и др.

На международном симпозиуме «Диалектика и системный анализ», прошедшем 13-16 сентября 1983 года в Москве проблему моделирования глобальных процессов отстаивал Э.С.Маркарян. Он отметил, что междисциплинарные связи позволяют продвинуться вперед по пути понимания «человеческого общества, как развивающейся адаптивной системы». Думается, что совершенно правильно он подверг критике некоторых ученых (Э.Янга), которые «исключают человеческое общество из класса адаптивных систем, что является ошибкой»[xxxv]. Восходящую своими истоками к В.И.Вернадскому традицию последовательно отстаивает Н.Н.Моисеев. «Рост могущества человеческой цивилизации в целом и техники в частности, требует изучения всей ноосферы как единой организации, единого организма, - считает он. - В отличие от биосферы мы можем сегодня говорить о цели ноосферы - обеспечение стабильности развития человечества»[xxxvi].

В 70-80 годы нашего века острее встали общечеловеческие проблемы, накапливавшиеся десятилетиями. 0 них обстоятельно говорилось\35\ на встрече делегаций партий и движений, принявших участие в праздновании 70-летия Великого Октября. Это - и проблема выживания человечества, и стимулируемый научно-технической революцией процесс взаимозависимости народов, и вызов биологической способности человека адаптироваться к стрессам современного бытия, и опасность экологического «инфаркта», и перспектива освоения мирового океана, околоземного пространства и т.д. Иначе говоря, осознание человечеством своей «целостности в условиях многообразия и противоречивости» выглядит теперь как объективная необходимость[xxxvii].

В этих условиях приобретают актуальность идеи будущего миропорядка, разрабатываемые Г.Х.Шахназаровым[xxxviii]. Справедливой представляется мысль о том, что объективно существует «целостная глобальная межгосударственная система» и поэтому возникает необходимость создания науки о ней, на что указывает Г.И.Тункин[xxxix].

Всесторонне аргументируя позицию, занятую XXVII съездом Коммунистической партии Советского Союза, М.С.Горбачев определил такие «основные вехи нашего пути к новой философии мира», которые, по нашему мнению, отражают тенденции развития человечества как самоорганизующейся системы и фиксируют осознание целесообразной деятельности как средства «выживания человечества»[xl].

\36\Люди Земли должны исходить из того, что деятельность человечества как высшая форма самоорганизации должна сознательно регулироваться. И принципы, на которые следует при этом опираться и которые характеризуют новое политическое мышление в его международном аспекте, наша партия формулирует так: свобода, равноправие, справедливость, взаимная безопасность, уважение национального достоинства, право на самостоятельность выбора путей развития, сотрудничество «во имя решения общечеловеческих, глобальных задач»[xli].

Может показаться неправомерным стремление придать процессам самоорганизации столь универсальный характер. Но дело в том, с одной стороны, что научное знание уже обнаружило эти процессы на физическом, химическом, биологическом уровнях развития материи и тем самым, независимо от нашего желания, осмыслило её как процесс универсальный. Понятие «самоорганизация» стало общенаучной категорией. С другой стороны, было бы совершенно неоправданным, обнаружив самоорганизацию как свойство материальных объектов низшего уровня организации, рассматривать её как нечто статичное. Ко всякому материальному процессу необходимо подходить с диалектико-материалистических позиций. «Как целое, как единство, он разделён и находится одновременно в своих различных фазах, пространственно расположенных рядом. Как целое, он, таким образом, разделён, и в каждой из фаз он находится лишь частично, или в каждой из фаз находится лишь какая-то его часть»[xlii].

В этих словах К.Маркса дана ценная методологическая рекомендация, которую нужно использовать при изучении любых \36\материальных процессов. Застывших, находящихся в абсолютном покое физической, химической или биологической форм самоорганизации нет. Их можно представить лишь условно. Исходя из рекомендации К.Маркса, каждую из них надо рассматривать как конкретное проявление единого, постоянно развивающегося процесса самоорганизации. Поэтому совершенно недопустимо, исследовав самоорганизацию как функцию материальных объектов определенного уровня развития, остановиться на этом и забыть о том, что она сама есть динамичный процесс.

Следует, однако, признать, что стремление взглянуть на самоорганизацию как такой способ (атрибут, форму) развития материальных объектов, который сам изменяется, развивается, прогрессирует по мере их усложнения, проявляет себя пока слабо. Это в значительной мере обедняет категорию «самоорганизации», сдерживает наполнение ее новым содержанием. «...Само собой разумеется, - писал Ф.Энгельс, - что, когда вещи и их взаимные отношения рассматриваются не как постоянные, а как находящиеся в процессе изменений, то и их мысленные отражения, понятия, тоже подвержены изменению и преобразованию; их не втискивают в окостенелые определения, а рассматривают в их историческом, соответственно, логическом процессе образования[xliii]. Это замечание в полной мере относится как к самим процессам самоорганизации, так и развитию категории «самоорганизация».

Современные естествознание, социология и философия с полным основанием могут утверждать, что самоорганизующиеся материальные объекты прошли долгий путь развития. Изменялась и самоорганизация как атрибут, как способ существования этих объектов. Здесь, как всегда в единстве проявляли себя всеобщие законы \38\материалистической диалектики и, в частности, закон отрицания отрицания. В процессе изменения самоорганизации, с одной стороны, сохранялись её обладающие свойством всеобщности черты, с другой,  проявлялись особенности, характерные для каждого нового этапа развития.

Условно можно выделить две большие группы самоорганизующихся объектов и соответственно две формы самоорганизации:

а) объекты неживой природы - пассивная форма самоорганизации;

б) объекты живой природы - активная форма самоорганизации. Закономерной ступенью активной самоорганизации является ее социальная форма. В основу такого деления положены уровни организации материальных объектов и степень их активности во взаимодействии со средой.

Пассивная самоорганизация проявляет себя в физических и химических процессах, наблюдаемых в природе. Она выступает здесь как способность материальных систем самопроизвольно изменять свою организацию под воздействием строго определённых условий среды, во взаимодействии с ней.

Активная самоорганизация свойственна биологическим и социальным объектам. На биологическом уровне она является приспособительной и характеризуется противодействием изменяющимся условиям среды, «опережением» совершаемых системой предметных действий, поддержанием посредством ориентирования устойчивости и целостности системы, стремлением к удовлетворению объективно присущих системе «потребностей» выбором ответных реакций в определенном диапазоне возможностей и некоторыми другими»[xliv].Ко всем органическим телам, - считал Ф.Энгельс, - необходимо применить\39\ одно и то же выражение, а именно: приспособление»[xlv]. На социальном уровне материи все эти черты активной самоорганизации сохраняются, но обретают новую форму. Социальная самоорганизация – это творчески-преобразующая форма самоорганизации.

Положения учения о самоорганизации в той или иной форме были высказаны классиками марксизма. В «Диалектике природы» Ф.Энгельс писал: «Только органическое тело реагирует самостоятельно, - разумеется в пределах его возможностей..., обладает самостоятельной силой реагирования; новая реакция (на воздействие) должна быть опосредствована им»[xlvi]. К.Маркс противопоставлял механическое взаимодействие целого и части в неорганической природе взаимодействию, имеющему место в органических системах, к числу которых он относил и социальные системы. Так в «законченной буржуазной системе», считал он, «каждое положение есть вместе с тем и предпосылка», и это, по его мнению, «имеет место в любой органической системе»[xlvii].

Творцам исторического материализма свойственен системный подход к познанию социальных явлений. Поэтому они не могли не заметить процессов самоорганизации, происходящих в обществе. Однако понятийный аппарат, которым они пользовались, был другим, что отражало исторический уровень развития научного знания, а также то обстоятельство, что, создавая науку об обществе, К.Маркс и Ф.Энгельс вполне оправданно делали акцент, прежде всего, на специфике социальных процессов.

\40\


Продолжение на стр.
http://ruidea20.ru/index.php/section-blog/34-2011-07-12-15-20-22/83------------3

 

[i]   Энгельс Ф. Карл Маркс. «К критике политической экономии» // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 13. – С. 497.

 

[ii] См.: Ильичев Л.Ф. Проблема развития и современность // Материалистическая диалектика как общая теория развития. Философские основы теории развития. – М.: Наука, 1982. – С.15.

 

[iii]   См.: Бакшутов В.К. Отрицание отрицания как закон развития // Диалектика отрицания отрицания. – М.: Политиздат, 1983. – С. 318.

 

[iv] См.: Фирсов В.А. Философский анализ проблемы направленности движения: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. – Новосибирск, 1983. – C. I5.

 

[v] См.: Стародубцев И.И. Механизм формирования социальной активности: Дис. ... канд. филос. наук. – Куйбышев, 1974. – 176 с.

 

[vi] Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. – С. 553-554.

 

[vii] Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. – С. 565.

 

[viii] Колчинский Э.И. Эволюция законов развития // Материалистическая диалектика: В 5-ти т. – Т. I. – М.: Мысль. – 1981. – С. 265.

 

[ix] Ахлибинский Б.В., Вяккерев Ф.Ф. Соотношение категорий движения и развития // Материалистическая диалектика: В 5-ти т. - T.I - М.: Мысль. - 198I. - С. 232.

 

[x] Даниленко Л.Е., Рекунов Ф.Н. Ответ нашим критикам // Диалектика отрицания отрицания. – М.: Политиздат. – 1983. – С. 275.

 

[xi] Гончарук С.И. Законы развития и функционирования общества. – М.: Высшая школа, 1977. – С. 122.

 

[xii] См.: Виноградов В.Г., Гончарук С.И. Законы общества и научное предвидение. - М.: Знание, I978. – С. 35.

 

[xiii] См.: Брайнес С.Н., Свечинский В.Б. О принципах управления и самоорганизации в биологических системах // Бионические принци­пы самоорганизации. – Тбилиси: Мецниереба. – 1969. –  С. 5.

 

[xiv] См.: Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. – М.: Наука, 1975. – 720 с.

 

[xv] Энгельс Ф. Старое предисловие к «Анти-Дюрингу». О диалектике // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. –

 Т. 20. – С. 366.

 

[xvi] Винер Н. Я математик. – М., 1967. – С. 279.

 

[xvii] Эшби У. Р. Принципы самоорганизации // Принципы самоорганизации. – М.: Мир, 1966. – С. 314.

 

[xviii] Пушкин В.Г. Кибернетические принципы самоорганизации и их философское значение: Автореф. дис. ... д-ра филос. наук. – Л., 1977. – С. 29.

 

[xix] Марков Ю.Г. Функциональный подход к анализу градации сложности системных объектов //Философские науки. – 1985. – № 2. – С. 73.

 

[xx] Пушкин В.Г. Философское значение кибернетических принципов самоорганизации. – Л., 1979. – С. 7.

 

[xxi] Юдин Б.Г. Самоорганизация // Большая Советская Энциклопедия. – Т. 22. – 1975. – С. 544.

 

[xxii] См., например: Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1983. – С. 591.

 

[xxiii] См.: Яблонский А.И. Конференция советских учёных по системным исследованиям: методологические аспекты // Вопросы философии. – 1985. – № 12. – С. 140-146.

 

[xxiv] Цит. по Яблонский А.И. Конференция советских ученых по систем­ным исследованиям: методологические аспекты // Вопросы философии. – 1985. – № 12. – С. 144.

 

[xxv]См.: Рузавин Г.И. Синергетика и принцип самодвижения материи // Вопросы философии. – 1984. – № 8. – С. 39-51.

 

[xxvi] Пушкин В.Г. Кибернетические принципы самоорганизации и их фило­софское значение: Автореф. ... д-ра филос. наук.- Л., 1977. – С. 9.

 

[xxvii] Пушкин В.Г. Кибернетические принципы самоорганизации и их философское значение: Автореф. дис. ... д-ра филос. наук. – Л., 1977. – С. 11.

 

[xxviii] Пушкин В.Г. Там же. – С. 11.

 

[xxix] Пушкин В. Г. Философское значение кибернетических принципов самоорганизации. – Дис. ... д-ра филос. наук. – М., 1979. – С. 42.

 

[xxx] Ильичев Л.Ф. Введение. Проблема развития и современность. Материалистическая диалектика как общая теория развития. Философские основы теории развития. – М.: Наука, 1982. - С. 15.

 

[xxxi] См.: Пушкин В.Г. Философское значение кибернетических принципов самоорганизации. –

 Дис. ... д-ра филос. наук. – М., 1979. – С.41.

 

[xxxii] См.: Рузавин Г.И. Синергетика и принцип самодвижения материи // Вопросы философии. – 1984. – № 8. – С. 44.

 

[xxxiii]  См., например: Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. – М.: Политиздат, 1982. – 255 с.

 

[xxxiv] См.: Горбачев М.С. Ответы алжирскому журналу «Революсьон африкен» // Красная звезда. – 1986. – 3 апреля. – С. 2.

 

[xxxv] См.: Кацура А.В., Келле В.В. Развитие системных исследований и вопросы диалектики // Вопросы философии. – 1984. –

№ 9. – С. 141.

 

[xxxvi] Моисеев Н.Н. Роль и значение метода математического моделирования в современном научном познании// Материалистическая диалектика как общая теория развития. Диалектика развития научного знания. – М.: Наука, 1982. – С. 406.

 

[xxxvii] См.: Горбачев М.С. Выступление на международной встрече представителей партий и движений, 4 ноября 1987 г. // Правда. – 1987. – 5 ноября.

 

[xxxviii]  См.: Шахназаров Г.Х. Мировое сообщество управляемо. – Правда. – 1988. – 15 января. – С. 3.

 

[xxxix] См.: Тункин Г.И. О необходимости науки о межгосударственной системе // Вопросы философии. – 1987. – № 1. – С. 85-93.

 

[xl] См.: Горбачев М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. – М.: Политиздат, 1987. – С. 149-154.

 

[xli] См.: Горбачёв М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. – М.: Политиздат, 1987. – С. 152.

 

[xlii] Марке К. Капитал. Вторая книга. Процесс обращения капитала // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 49. – С. 278.

 

[xliii] Энгельс Ф. Предисловие к III тому «Капитала» К.Маркса //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.  – Т.25, ч.1. – С. 16.

 

[xliv] См.: Тюхтин B.C. Кибернетика и некоторые вопросы психофизиологической активности //Диалектика и современное естествознание. – М.: Наука, 1970. – С. 279.

 

[xlv] Энгельс Ф. Материалы к «Анти-Дюрингу» // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. – С. 633.

 

[xlvi] Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. – С. 610.

 

[xlvii] См.: Маркс К. Экономические рукописи 1857-1858 годов // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 46, ч .1. – С. 229.
-----------------------------------------------------------------------------------------------

©  Авторские права защищены. Ссылка на текст обязательна.

Обновлено 13.07.2011 12:21
 

Подолец В.В. Самоуправление в обществе... Давно, но в самую точку. Ч.1

E-mail Печать PDF

ПОДОЛЕЦ Владимир Викентьевич

 

САМОУПРАВЛЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ, СУЩНОСТЬ, РАЗВИТИЕ

 

Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. - Л-д: ЛГУ. 1988 г.



«Диалектическая логика, в противоположность старой, чисто формальной логике, не довольствуется тем, чтобы перечислить и без всякой связи поставить рядом друг возле друга формы движения мышления... Она, наоборот, выводит эти формы одну из другой, устанавливает между ними отношения субординации, а не координации, она развивает более высокие формы из нижестоящих».

 

Энгельс Ф. Диалектика природы. Заметки и фрагменты // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.- Т.20.- С.528.

                                 

 

                                                                ВВЕДЕНИЕ

 

\4\В последние годы в лексикон социологов и политических деятелей активно вошло понятие «социалистическое самоуправление народа». Популярные и сугубо теоретические издания обсуждают процессы, обозначаемые этим понятием.

(Руководство страны справедливо требует от нас) по-новому взглянуть на некоторые теоретические представления и концепции… (Это означает), что в философско-социологическом плане поставлен вопрос об исследовании диалектического противоречия между управлением и самоуправлением.

(Как всегда бывает, такая позиция советских лидеров) повысила интерес (научного и философского сообщества) к самоуправлению в… обществе. Появилось множество посвященных ему публикаций. Это и краткие газетные информации, и очерки,  и подвальные статьи. Все теоретические журналы опубликовали \5\материалы по ставшей исключительно актуальной тематике.[i] Научные центры многих городов, областей и республик страны провели конференции по отдельным аспектам и общим проблемам социалистического самоуправления.

Вся эта работа ведется на основе анализа процессов развертывания демократии, широкого привлечения трудящихся и их объединений к управлению делами страны, то есть всего того, из чего на практике складывается социалистическое самоуправление народа…

Важные правовые акты[ii], принятые \6\в стране в последние годы, юридически оформили рожденные самой жизнью тенденции, звенья и формы развития социалистического самоуправления народа. Что же касается социально-философского осмысления этих процессов, то оно несколько отстает от практики, с опозданием вооружает (общество) знанием методологических проблем самоуправления и эффективной управленческой деятельности. Слабо разработана выдвигающаяся на центральное место проблема диалектики управления и самоуправления в обществе.

Одной из первых работ, посвященной соотношению управления и самоуправления в обществе, является монография А.К.Белых «Управление и самоуправление» (1972 г.). В исследовании В.Г.Афанасьева «Научное управление обществом» отдельная глава посвящена обществу как целостной самоуправляемой системе. Рассмотреть «самоуправление» как социальную категорию предложили Д.А.Вылегжанин и Г. П. Артемов. Оценку вклада (социологов и философов) в освещение проблем самоуправления в обществе дали Ю.А.Тихомиров в статье, опубликованной журналом «Вопросы философии» и группа авторов журнала «Коммунист». Сущность, принципы и формы социалистического самоуправления раскрывают в своих последних работах Ильинский И.П., Лопата П.П., Петухов В.В., Сергеев М.Д., Тихомиров Ю.А. и другие. Все исследователи опираются на методологию системного познания социальных явлений и вносят свой вклад в изучение процессов самоуправления в обществе[iii]. Однако необходимо признать,\7\что все обилие материалов, посвящённых этим проблемам, двигает учение о самоуправлении скорее вширь, чем вглубь, дает разверну­тую характеристику его содержания, а не сущности. А между тем, проникнуть именно в сущность явлений и процессов – задача науч­ного познания.

Актуальность исследования проблем общественного самоуправле­ния объясняется, прежде всего, потребностями социальной практики…

В настоящее время исчерпали себя сложившиеся в прошлые годы административные методы руководства. Стали заметно проявляться не­достатки в работе исполнительных органов, которым советский народ доверил выражение своей воли. В них трудятся в большинстве своем честные и опытные работники. И все же,  …нередко приходится сталкиваться с проявляющимися в их деятельнос­ти бюрократизмом и ведомственностью, протекционизмом и местниче­ством, безответственностью и казенно-равнодушным отношением к лю­дям. Причина этого – в слабой опоре руководителей на заинтересо­ванную поддержку (граждан) в управлении, некотором ослабле­нии контроля за работой аппарата со стороны трудящихся. \Отсюда – задача:\8\ привести в действие все инструменты, дающие каждому гражданину реальную возможность активно влиять на выработку управленческих решений, проверять их выполнение, получать необходимую информацию о дея­тельности аппарата. Можно уверенно сказать, что одним из та­ких инструментов является (общественное) самоуправление.

… Осуществить серьезную перестройку в жизни общества мож­но, только предвидя её результаты. \Философам и социологам предстоит изучить\ те яв­ления и процессы, которые возникают, функционируют на современ­ном этапе и получат всестороннее развитие \в будущем\. Поэто­му предметом пристального внимания становится социалистическое самоуправление народа как институт, в перспективе превращающий­ся «в высшую форму организации общества - коммунистическое общественное самоуправление»…

И наконец, специалисты военного дела не могут не считаться с тем, что в Вооруженных Силах СССР на основе общественного само­управления работают партийные, комсомольские и профсоюзные орга­низации, органы народного контроля, суды чести, различные советы \9\ и т.д. Решать задачи повышения боевой мощи армии командирам и политработникам приходится во взаимодействии с ними.

Таким образом, важность исследования социалистического об­щественного самоуправления обусловлена необходимостью добиться успешного выполнения задач, стоящих перед советским народом. «Только через последовательное развитие демократических форм, присущих социализму, расширение самоуправления возможно наше продвижение вперёд»[iv].

Степень разработанности проблемы. Теоретические основы са­моуправления в обществе заложили К.Маркс, Ф.Энгельс и В.И.Ленин. Именно они, опираясь на диалектико-материалистическую методоло­гию, создали «науку об обществе как о целостной самоуправляемой системе»[v] и представили его развитие как естественноисторический процесс.

Необходимо признать, что долгое время социальное самоуп­равление рассматривалось лишь как отдалённая перспектива. Его утверждение связывалось с полной победой коммунизма. Быть может, поэтому самоуправление как общесоциальный институт и "само­управление», как общесоциологическая категория целенаправленно не исследовались. Показательно, что справочные издания по фило­софии, вышедшие в нашей стране за последние полвека, обошли са­моуправление как общесоциальное явление своим вниманием.

Во втором издании Большой Советской Энциклопедии самоуправ­ление в обществе рассматривалось как «форма местного управления», \10\имеющая место «в буржуазных государствах». Под его сущностью по­нималось «наделение местных выборных органов управления очень ограниченными правами с сохранением надзора и контроля над их деятельностью... агентами центральной власти»[vi]. Иначе говоря, институт самоуправления в обществе по своей сути и содержанию сводился к местному самоуправлению. При этом ничего не говори­лось о его существовании в социалистическом обществе.

В следующем издании БСЭ, осуществленном в 70-е годы, пред­ставлен взгляд, в какой-то мере эволюционировавший в сторону по­строения общесоциологической модели самоуправления. Здесь само­управление - это уже «управление делами территориальной общнос­ти, организации или коллектива, самостоятельно осуществляемое их членами через выборные органы, либо непосредственно...»[vii] Назва­ны основные признаки общественного самоуправления. Однако, делая важные обобщения, автор статьи не предпринимает классификации форм самоуправления и ограничивается развернутой характеристи­кой только местного самоуправления.

Активные исследования самоуправления, как особого социально­го института, развернулись в последние годы. Но их внимание сос­редоточено в основном на анализе сущности, содержания и механиз­ма действия социалистического самоуправления народа.

Таким образом, приходится исходить из того, что целостного осмысления самоуправления, как особого общественного явления и «самоуправления», как общесоциологической категории в …философии и социологии, пока нет. На пути к нему воз­никает множество нерешенных вопросов. В какой мере правомерно рас­сматривать самоуправление в обществе как исторически связанное с \11\ самоуправлением в природе? Существует ли сущностная связь между ними? Как возникло и развивается социалистическое самоуправление? В чем его сущность? Как связаны и взаимодействуют управление и самоуправление в обществе? Можно ли их рассматривать как диалек­тические противоположности, свойственные процессам регулирования человеческой деятельности?

Вопросов, требующих решения, достаточно много. Степень их освещения на современном этапе развития социального знания раз­лична. Учитывая это, задачи диссертационного исследования опреде­ляются следующим образом:

- опираясь на (диалектику, как) методологию, (на) признание глубокой взаимосвязи природы, общества и научного знания о них, рассмотреть самоуправление в обществе как историческое явление, возникающее на основе и в процессе прогрессивного развития форм самоорганизации в природе и обществе;

- вскрыть сущность самоуправления и управления как двух сторон диалектически противоречивого процесса сознательного ре­гулирования общественной деятельности;

- дать характеристику основным этапам развития и историчес­ким типам социального регулирования и самоуправления, а также социалистическому самоуправлению народа как закономерному этапу его развития;

- на этой основе проанализировать некоторые диалектические противоречия социалистического самоуправления народа;

- высказать методологические рекомендации, вытекающие из марксистско-ленинского понимания социалистического самоуправле­ния народа и необходимые для успешного решения задач научного управления на этапе перестройки.

Диссертация не претендует на полное выполнение этих задач. В некоторых случаях сформулированные в ней положения носят гипотети­ческий характер. Некоторые из них предлагаются впервые и не отра­жены\12\ в социально-философской литературе. Однако сама по себе по­становка дискуссионных проблем является важнейшим условием свобод­ного и творческого развития современной науки…

Для выяснения генезиса, сущности и перспектив развития само­управления в обществе в настоящее время сложились необходимые ус­ловия…

К теоретическим условиям относятся утверждение в современном научном знании системного подхода к познанию процессов, происходя­щих в природе, обществе и мышлении; исследование процессов само­организации на различных уровнях развития материальных объектов; \13\активное изучение социальной деятельности и разработка деятельностного подхода к анализу общественных явлений; установление гене­тической связи самоуправления и управления с процессами самоорга­низации в природе и деятельностью в обществе; успешное познание содержания и механизма действия социалистического самоуправления народа.

Именно эти условия обусловили выбор методологических посылок, положенных в основу исследования. Эти посылки не являются абсолют­но новыми, но в своей совокупности к познанию самоуправления при­меняются, пожалуй, впервые. Их суть состоит в следующем:

  • в соответствии с диалектико-материалистической методологией необходимо рассматривать социальное самоуправление как явление ис­торическое, возникшее вместе с человеческим обществом и в конкрет­ных формах существующее на всех этапах его развития;
  • самоуправление в обществе есть особая функция целостных со­циальных объектов, проявляющая себя в деятельности отдельных инди­видов и их объединений, создаваемых для достижения общезначимых целей;
  • самоуправление и управление составляют единство двух взаимополагающих и диалектически противоречивых сторон единого процесса осознанного регулирования людьми своей деятельности.

 Научная новизна диссертации. На основе предложенных методоло­гических посылок в ней делается попытка реализовать ретроспектив­ный взгляд на самоорганизацию и деятельность как способы прогрес­сивного развития материальных систем, на самоуправление и управле­ние, как особые функции, регулирующие самоорганизацию и деятель­ность; исследуются генезис, сущность, основные этапы и тенденции развития социального самоуправления, а также социалистического са­моуправления, как его исторического типа.

\14\ Поставленные в диссертации проблемы являются дискуссионными. Да иначе и не может быть на современном этапе их исследования. По­этому мы избираем путь, который Ф.Энгельс считал вполне оправдан­ным. «Мы оставляем в покое недостижимую на этом пути и для каждого человека в отдельности «абсолютную истину» и зато устремляемся в погоню за достижимыми для нас относительными истинами по пути по­ложительных наук и обобщения их результатов при помощи диалектиче­ского мышления»[viii].

 На защиту выносятся следующие положения:

  • самоорганизация, являющаяся способом существования матери­альных систем, которые находятся в процессе прогрессивного разви­тия, изменяется вместе с изменением этих систем;
  • деятельность людей есть высшая социальная форма самооргани­зации;
  • самоуправление и управление представляют собой два диалек­тически противоречивые и взаимосвязанные процесса, одновременно возникающие на определенном этапе прогресса самоорганизации. В спе­цифической форме они проявляют себя в обществе, являясь способами осознанного регулирования деятельности;
  • сущность самоуправления и управления в обществе относитель­но устойчива. На одном уровне она является для них единой, на дру­гом, менее глубоком уровне - различной, что и объясняет их диалек­тическую противоречивость;
  • процесс осознанного регулирования человеческой деятельности есть процесс постоянного возобновления и разрешения противоречия между самоуправлением и управлением;
  • \15\необходимо отличать социалистическое самоуправление народа как исторический тип сознательного регулирования общественной жизни от социалистического самоуправления как функции отдельных граждан и социальных общностей;
  • в работе сформулированы и выносятся на защиту определения деятельности, самоуправления, управления, социалистического само­управления народа, дисциплины и некоторые другие. Предлагаются критерии классификации, характеристика основных принципов социа­листического самоуправления народа и некоторые рекомендации по их реализации.

 Апробация работы. Содержание и выводы диссертации стали предметом обсуждения на заседаниях кафедр общественных наук Во­енной академии бронетанковых войск имени Р.Я.Малиновского, тео­ретической конференции в Военно-политической академии имени В. И. Ленина, а также заседаний кафедры философии для гуманитарных факультетов Ленинградского Государственного университета имени А.А.Жданова. Учитывая, что слушатели академии бронетанковых войск курс марксистско-ленинской философии изучают не впервые, а знания его основ получили в высших военных училищах, ряд аспектов диа­лектики управления и самоуправления в обществе и специфики ее проявления в армии был обсужден с ними в ходе лекций, семинаров и индивидуальных собеседований. При этом обращалось особое вни­мание на связь теоретических выводов с практикой управления под­разделениями и воинскими частями.


Продолжение на стр.  http://ruidea20.ru/index.php/section-blog/34-2011-07-12-15-20-22/82--2



[i] См.: Абалкин Л. Полный хозяйственный расчёт // Правда. 1986. – 12 декабря; Амвросов А. Социалистическое самоуправление народа // Экономическая газета. – 1986. – № 22. –  С. 15; Лукьянов А. Социалистическое самоуправление народа // Правда. – 1986. – 25 апреля; Тихомиров Ю. Самоуправление в экономике // Социалистическая индустрия. – 1986. – 4 июля; Барабашёв Г. Непосредственная демократия в системе социалистического самоуправления народа // Политическое самообразование.- 1985. – № 9. – С. 28-36; Бурлацкий Ф. Демократизация и самоуправление // Проблемы мира и социализма. – 1987. – № 8.- С. 57-61; Варламов К.И. Марксистско-ленинская концепция социалистического самоуправления народа // Вопросы истории КПСС. – 1986. – № 7. – С.18-32; Волков А. Социалистическое самоуправление народа: некоторые аспекты проблемы //Политическое самообразование. – 1986. – № I, - С. 21-29; Волков Ю.E. Развитие социалистического самоуправления народа // Вопросы философии. – 1987. – № 8. – С. 3-16; Ильинский И., Рожко И. Социалистическое самоуправление народа // Коммунист. – 1986. – № 2. – С. 35-45; Топорнин Б. Советское государство и самоуправление народа // Коммунист. – 1987. – № 6. – С. 80-89; Тихомиров Ю. Диалектика управления и самоуправления // Вопросы философии. – 1983. – № 8. – С. 18-30; Шендрик М.П., Митрохин В.И. Социалистическое самоуправление народа // Научный коммунизм. – 1986. – № 3. – С. 12-22.

 

[ii] См.: 0 коренной перестройке управления экономикой. Сборник документов. – М.: Политиздат, 1987. – 255 с.; Об индивидуальной трудовой деятельности: Закон Союза Советских Социалистических республик // Правда, 1986, 21 ноября; 0 дальнейшем совершенствовании партийного руководства Советами народных депутатов: Постановление ЦК КПСС // Правда, 1986, 30 июля.

 

[iii]  Белых А.К. Управление и самоуправление. – Л.: Наука, Ленингр.отд., 1972. – 209 с.; Вылегжанин Д.А., Артемов Г.П. Социальное самоуправление как общесоциологическая категория (к постановке вопроса) // Политическая система развитого социалистического общества. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1979. – C. II3-II9; Ильинский И.П. Социалистическое самоуправление народа. – М.: Мысль, 1987. – 237 с.; Лопата П.П., Петухов В.В. Созидательная сила социалистического самоуправления народа. – М.: Знание. - 1986.- 64 с.; Тихомиров Ю.А. Социалистическое самоуправление народа. – М.: Знание. – 1987. – 54 с.

 

[iv] Горбачёв М.С. О перестройке и кадровой политике партии. Доклад на Пленуме ЦК КПСС 27 января 1987 года // Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 27-23 января 1987 г. – М.: Политиздат. – 1987. – С. 26.

 

[v] См.: Афанасьев В.Г. Научное управление обществом (Опыт сис­темного исследования). Изд. 2-е, доп. – М.: Политиздат, 1973. – С. 34.

 

[vi] Большая Советская Энциклопедия. – 2-е изд. – Т. 38 // М.: Советская Энциклопедия. – 1955. – С. 28.

 

[vii] Большая Советская Энциклопедия. – Изд. 3-е. – Т. 22 // М.: Советская Энциклопедия. – 1975. – С. 549.

 

[viii] Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. – Т. 21 – С. 278.
-----------------------------------------------------------------------------------------------
 

                  ©  Авторские права защищены. Ссылка на текст обязательна.

Обновлено 13.07.2011 13:02
 

Подолец В.В. Только дурак не изменяет своих взглядов!

E-mail Печать PDF

«Только дурак не изменяет своих взглядов», -  когда-то я думал, что эти слова принадлежат мне. Но вдруг вижу, что их произносит в теле-эфире  некто Сата́ров Гео́ргий Алекса́ндрович – российский политический и общественный деятель, в прошлом (1994 – 1997 годах) помощник президента России Б.Ельцина. И как произносит? – Цитируя Александра Сергеевича Пушкина!?

 

«Вот откуда берёт истоки теория самоорганизации!» - с горькой ухмылкой подумал я. «Юный поэт, да ещё и два с половиной века тому назад, интуитивно схватил истину, которую теперь развиваю я: «Самоорганизация есть спонтанное (от лат. – «добровольный», «произвольный») возникновение и изменение материальных систем, их элементов, связей, структур, функций и свойств под влиянием внешних условий и во взаимодействии с ними» См.: http://ruidea04.ru/pages/a-10.html 

 

Между тем, дух человека, его сознание и воля есть функция человеческого мозга. Именно поэтому, моё и твоё сознание, моя и твоя мысль, мои и твои взгляды не могут не изменяться от года к году. Меняется мир, наше дальнее и ближнее окружение, страна, город или поселок, в которых мы живем, развиваемся, познаём все прелести бытия… Зачастую, по мере приобщения к образованию и культуре, науке и знанию наше представление о мире переворачивается на 180 градусов. И это нормально, если ты не дурак.

 

Важно понять одно. Мы не должны грешить против истины, против отражения объективных законов, по которым развивается мир, природа и общество. По крайней мере, мы должны искренне и настойчиво, опираясь не на мифы, а на факты и выводы научного знания всегда и везде бороться с этим грехом. А им, увы, поражено большинство людей.

 

О себе скажу: «Мои взгляды менялись, по мере того как я все больше и больше знакомился с той сферой знания, которая является основой мировоззрения – философской диалектикой, опирающейся на частные науки».

 

Публикуя пылящийся в немногих библиотеках текст кандидатской диссертации «Самоуправление в обществе: происхождение, сущность, развитие», защищенной с подачи кафедры философии АН СССР на философском факультете ЛГУ в 1988 году, я испытываю чувство удовлетворения. В ней впервые не только у нас в стране, но и в мире, сформулированы положения и выводы, которые сохранят свою истинность вечно. Это – знания о самой глубокой сущности самоорганизации, деятельности людей, её сознательном регулировании как системе, а также самоуправлении и управлении как диалектических противоположностях.

 

Да, я жил в другое время, в другой стране, среди людей, «строящих социализм и коммунизм». Но в это время наука о мире бурно прогрессировала вширь и вглубь. Развивалась и диалектика. И выводы, которыми она обогатила мир, бесценны.

 

Прошу вас, читая работу, спокойно отделяйте зерна от плевел. Не потеряйте за словами, отдающими дань времени, сути научных положений и выводов. Вспомните мудрые слова из Нового завета (Евангелие от Матфея, гл. 13, ст. 24—30): «…Во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы (в переводе со старославянского «сорняки») и свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою».

 

Ценность истинного знания со временем только растет, а «у лжи, как говорят, - короткие ноги». О какой лжи я говорю? – О той, в которой погрязли противники диалектики.

Текст 1-ой главы диссертации см. на стр. http://ruidea20.ru/index.php/section-blog/34-2011-07-12-15-20-22/80--1
-----------------------------------------------------------------

                      
                         ©  Авторские права защищены. Ссылка на текст обязательна.

Обновлено 18.07.2011 05:48
 


Поделись с другом


Баннер

Случайная новость

Какая судьба ожидает современную Украину?  Ответ этот вопрос должен опираться на учение о диалектике самоуправления и управления в обществе.

Напомню основные положения этого учения, которые до сих пор не усвоены философами, социологами, политологами и политиками современной России!? 

Первое. Регулирование социальной самоорганизации, или деятельности людей, есть целостный системный процесс.

Второе! Управление и самоуправление являются двумя сторонами этого целостного процесса, или, говоря иначе, двумя его диалектическими противоположностями!

Третье! Самоуправление не есть частный случай управления, хотя корень у двух произнесенных мною слов общий.

Четвертое! Как две противоположности самоуправление и управление везде, всюду, противостоят друг другу, взаимодействуют, конфликтуют, а иногда открыто воюют друг с другом.

Пятое! Конфликт между самоуправлением и управлением может быть кратким и долгим, но не может быть вечным. Он обязательно разрешиться. Итогом будет либо победа одной из сторон, либо их мир, компромисс, согласие.

Даже самое безболезненное разрешение  этого конфликта приводит к временному регрессу самоорганизующейся системы. Но очень часто оно завершается катастрофой. Способ разрешения данного конфликта зависит от условий самоорганизации целостной системы, как внешних, так и внутренних.

Простой, если не примитивный, пример.

Живет вполне благополучная, не слишком глупая и не слишком умная. Семья Анны Карениной, помните одноименный роман Льва Толстого?

Каренин Алексей Александрович – мужская половина семьи, Анна – женская ее половина. Главой семьи является муж. Он управляет основными сторонами её жизни. Жена не возражает, чувствуя себя самоуправляемой внутри дома. Она не очень вмешивается в воспитание сына, поручив его добродетельной сестре мужа. Типичное для православной семьи XХI века распределение ролей. Говоря же философским языком, противоречие между самоуправлением и управлением, разрешено здесь в пользу управления, осуществляемого мужем; доля самоуправления Анну вполне устраивает, семья, как самоорганизующаяся система, живет спокойно… Она стабильна! Без стабильности, заметим попутно, прогресс любой материальной системы невозможен. Взрыв стабильности, как правило, ведет  к её регрессу.

Так случилось и с семьей Карениных! На сцене появился граф Алексей Вронский – молодой красавец. С философских позиций – сплошная проза. Изменилось всего лишь одно из внешних условий, существования самоорганизующейся и саморегулируемой системы, коей является семья.

Однако, в жизни, это – породило взрыв чувств, драматические коллизии и трагическое разрешение конфликта. Как художник Лев Толстой показал это прекрасно. Но он не ставил цели понять  философской сути конфликта, между вдруг возникшим, истерическим стремлением к самоуправлению Анны и волевым управленческим воздействием её мужа – Алексея Каренина. Бросившись под поезд, Анна разрешает конфликт. Стабильность семьи Карениных, конечно, восстановится со временем, но на новой основе.

А что твориться в современном русском мире? Давайте поразмыслим.

До февраля 2014 года он жил и существовал как относительно стабильная система. Несмотря на некоторые неурядицы функционировал СНГ. Каждая из стран этого союза управлялась своим государством. Достаточно спокойно жила Украина. Настаивала на своей унитарности и самостийности. Россия,  даже в ущерб своим материальным интересам,  пыталась поддержать ее стабильность, дружбу между братскими народами.

К сожалению, мы недооценили степень вмешательства США, как внешнего фактора, как в жизнь России, так и в процессы самоорганизации братской страны. Четверть века с помощью купленных США и Западом СМИ на Украине разжигалась национальная ненависть к России. Одновременно, школы, вузы страны и созданные Западом «некоммерческие организации» превращали эту ненависть в практические действия. На западе страны открыто создавались и тренировались военизированные отряды, неподконтрольные органам власти.

Взаимодействие диалектических противоположностей в русском мире стало последовательно разворачиваться по известной логике, давно описанной в сотнях учебников. Вот ступени этого развертывания:

  • «Сходство-различие» (1 ступень),
  • «развертывание диалектического противоречия» (2 ступень), -  несогласия по поводу членства в СНГ, нефтяной транзит, различия в мировом статусе и т. д.
  • «конфликт» (3 ступень)… Он начат стремлением Украины вступить в Европейский союз и НАТО и очередным предвыборным Майданом..
  • разрешение конфликта противоположностей, конфликта - Путч, свержение законной власти, начало гражданской войны на юго-востоке Украины – это уже четвертая ступень. К слову сказать, это лишь очередной эпизод в борьбе противоположностей свойственных служебно-домашними в прошлом и эгоистическими (США – Западная Европа - Украина сегодня) цивилизациями.

Каковы перспективы разрешения этого конфликта???

В украинской смуте проявляют себя следующие пути разрешения противоречий между самоуправлением отдельных социальных сил (а их много) и управлением со стороны хилого государства.

1 путь. Гражданская война. Украинский фашизм при поддержке Запада развязал её, встретившись с активным нежеланием Крыма и сразу нескольких восточных областей Украины поддержать фашизм.

2 путь. Разгул охлократии. Охлократия – это власть толпы. Она обычно появляется в период социальных смут (Украина не исключение). Здесь она опирается на финансовую подпитку олигархов и незаконно созданные в стране формирования фашистского толка. Около двух десятков батальонов, подчиняющихся олигархам, но не центральной власти поддерживают, организуют и оплачивают разгул спортивных «фанатов», подростковой, почти детской преступности, отморозков без элементарного правового образования и морали.

Власть толпы для молодых недоумков, науськанных проамериканскими провокаторами, упоительна. Дать ей отпор сможет в перспективе только военная сила. Пока, создавая под шумок аппарат фашистской диктатуры, режим П.Порошенко сотрудничает с ней. Со временем часть отморозков оно поставит в нацистский строй,  а  полных придурков разгонит по домам или просто уничтожит… Новое оружие, получаемое из США, Петр Порошенко использует, сначала, для этого, а уж затем для продолжения гражданской войны. Не зря  копаются рвы…

3 путь. Демократия прозападного толка, идеологической основой которой является ложь, провокации, террор, внеправовое применение насилия, мародерство и подготовка третьей мировой войны, глобальной смуты и хаоса.

В данный момент США и Запад открыто поощряют каждый из этих вариантов разрешения противоречий на Украине и сделают ставку на более дешевый. Скорее всего, на третий.

Рвущиеся к власти горе политики Украины не замечают только того, что от лицемерной американской демократии постепенно отворачиваются всё новые народы и государства. Поэтому, поставив на демократическую клячу США, Украина явно ошиблась. Выйдет «себе дороже».

Так, на мой взгляд, выглядят основные пути разрешения диалектических противоречий между самоуправлением и управлением в русском мире и на Украине в настоящий момент.

В заключение отмечу,  что знание Закона единства и взаимодействия противоположностей, как и выводов синергетики, позволяет нам предвидеть то, на что настроена гегемонистская политика США и планировать ответные шаги России… Но… Диалектику технари в нашем МинОбрнауки угробили, а близкую к ним синергетику – почти техническое знание не поняли и не освоили…

Вот он – итог пренебрежения к единственному в мире научному философскому знанию.